Книги про Минск

Про Минск у меня теперь имеется два очень неплохих книжных издания. Ни то, ни другое не имеет отношения к справочникам для туристов, и, если уж определять жанровую принадлежность, это сборники краеведческих эссе. Оба автора - минчане, а потому пишут, что называется, внутри контекста. Контекст этот таит открытия...


ФОТО 1. Артур Клинов. "Минск: Путеводитель по Городу Солнца". М., Ад Маргинем Пресс, 2013. Книга называется "путеводителем", но, по большому счету, это такая игра с читателем: автор - известный в Белоруссии писатель, фотограф и журналист - предлагает своему читателю совершить вместе с ним прогулку по воображаемому Городу Солнца. Почему воображаемому? Да, речь, разумеется, о Минске, - и именно о том Минске, который в виде своей образцовой советской архитектуры вполне благополучно дошел до наших дней, - проблема в том, что за многие десятилетия утеряны сакральные смыслы и коды, которые определяли когда-то план города и облик его фасадов. Артур Клинов берется вывести на поверхность то, что стояло за "грандиозной сценографией к романтической возвышенной пьесе под названием "Счастье". Не удивляйтесь, если, например, вместо площади Независимости вы прочитаете здесь о площади Мудрости, а вместо Октябрьской площади - о площади Метафизика... Автор убежден, что город, в котором он родился и рос, являлся, возможно, единственным на Земле местом, где хотя бы на архитектурно-постановочном уровне материализовались идеи утопической книги Томмазо Кампанеллы "Город Солнца".
IMG_9594.JPG

Фрагмент: "И все же лучше въехать в Минск на машине поздним вечером, ближе к полуночи. В это время Город Солнца пустеет, но подсветка дворцов еще не выключена подступающим утром. Город выглядит особо торжественно и монументально. Искусственный свет подчеркивает важные детали, убирая во мрак все несущественное. Фасады дворцов кажутся негативами фотоснимков. Свет и тени меняются местами. Днем лучи, падая сверху, прорисовывают нижние тени. Теперь же они идут снизу, и тени величественно устремляются туда, откуда они пришли, - в черную бездну ночного неба. Если возможно подобрать музыку к такому состоянию Города Солнца, это "Memorial" Майкла Наймана из фильма Гринуэя "Повар, вор, его жена и ее любовник". Если идти пешком по Городу Солнца, путешествие от западной до восточной границы длиною восемь километров займет примерно часа полтора. На автомобиле можно преодолеть этот маршрут примерно за то же время, что звучит "Memorial", чуть меньше, чем за двенадцать минут. Неспешно проехав по пустому проспекту, вдоль возвышенно-траурной череды поющих дворцов, вы проникнитесь непонятным влечением к этому Городу".

Стоит ли говорить, что предлагаемый тут маршрут с запада на восток проходит по всем известному праспекту Незалежнасцi? Под музыку "Memorial", звучащую в наушниках (слушать здесь), дождливым июльским вечером я прошел лишь небольшую часть главной улицы Минска, - мне хватило, подтверждаю: "проникся"!


ФОТО 2. Виктор Корбут. "Минск. Лучший вид на этот город". Минск, ИД "Звязда", 2013. Этот автор не посвящает читателя в тайны минской метафизики. У него другая задача: рассказать о малоизвестных фактах истории Минска, от XI века до XX. Ведь выбран "лучший вид на этот город" (И. Бродский), - пространственно-концептуальная точка зрения, изнутри которой, как в той сказке ("высоко сижу, далеко гляжу") можно много чего интересного заметить. С одной стороны, идет рассказ про историю, а с другой - нет-нет, да и попадет в поле зрения день сегодняшний с его людьми - нашими современниками. Все озабочены сохранением хрупкого культурного наследия столицы РБ, но каждый это наследие понимает по-разному.
IMG_9594.JPG


Фрагмент: "Завод "Оливария" прежде был известен под другими вывесками - "Богемия, "Беларусь". Построенный полтора века назад на улице носящей имя государственного и партийного деятеля БССР Тихона Киселева, он может гордиться крепкими традициями. В 1864 году мещанка Фрумкина испросила у самого царя позволения открыть "бровар" на углу нынешних улиц Богдановича и Киселева. Но предприятие Фрумкиной не поделили наследники, и оно перешло сначала к графу Каролю Чапскому, а затем - к австрийским купцам Леккертам... Да, было время: в ледяных вагонах из Минска пиво возили не только по Белоруссии, но и в Литву, Польшу, а может, и до самой австрийской границы. Но поупателю пива ничто не напоминает ни о знаменитом Чапском, ни о легендарном Леккерте, ни о скромной мадам Фрумкиной. Остатки былой истории собирает бренд-менеджер "Оливарии" Людмила Алексеенкова. Она еще успела пообщаться с рабочими, заставшими довоенную смену. Алексеенкова - страстный коллекционер. В ее собрании этикетки с названиями уже забытых сортов - "Граф Чапский", "Леккерт", "Троицкое", "Немига", "Мiнскi бровар". К сожалению, все они канули в Лету. Хотя еще в середине 90-ых у всех были на слуху. На "Оливарии" теперь выпускают другие сорта пива. Меж тем в прошлом пиво здесь варили под землей, в бочках - как вино. "Поговаривают, - передает не раз слышанную легенду Людмила Алексеенкова, - каменный подземный тоннель от завода вел до самого Комаровского рынка". Людмила рассказывает, что несколько лет назад во время постройки новой котельной под землей обнаружили целый склад старинных бутылок из-под "Царского пива" Франца Леккерта. Сохранились их единицы, многое разобрали по домам рабочие. Цена одной такой посудины - около ста долларов. Правда, почему-то до сих пор никто не додумался, чтобы старые бутылки с длинными, как у журавлей, горлышками запустить в производство..."


Фраза про "бутылки с длинными, как у журавлей, горлышками" (вот он, "белорусский мотив"!) меня так заинтриговала, что я взялся поискать в интернете фото с "леккертовскими" бутылками. Нашел.
По старинным рецептам, да в таких бутылках спрос наверняка был бы. Что интересно, у нас в 90-е годы в бутылках такой формы (без рисунка) китайское пиво продавали.
Китайское пиво в "леккертовских" бутылках?...) Получается, "рукописи не горят", а бутылки... не лопаются?..)
Очень уж форма китайских бутылок была похожа на ту, которая на этом фото )
Помню-помню это пиво :-)
кстати, интересно - какой такой Виктор Корбут? Полный тёзка знаменитого джазового фотографа или он самый?
Тот, "джазовый" Корбут - Павел. Про пиво вопрос: помните теперешнюю "Оливарию" или "леккертовское" в длинных бутылках?