Герман Мелвилл в Константинополе. 1856 год.

800px-Yeni_Cami_mosque_and_Eminönü_bazaar

Герман Мелвилл (1819-1891) - великий американский писатель, автор "Моби Дика" - побывал в столице Османской империи в самом конце 1856 года и оставил об этом посещении весьма интересные заметки, вошедшие в его "Дневник путешествия в Европу и Левант". Разумеется, здесь не место для выкладывания "травелога" более чем полуторавековой давности (любителей такой литературы отсылаю к великолепному русскоязычному изданию 1979 года, вышедшему в "Мысли"), однако же, думаю, что отдельные короткие отрывки из "Дневника" будут интересны всем тем, кто по-настоящему любит Стамбул. Отрывки буду сопровождать своими ненавязчивыми комментариями...

"Видение Константинополя, вставшего из тумана, производило волшебное впечатление. Наконец, обогнув мыс Сераль, в 2 часа пополудни стали на якорь в бухте Золотой Рог. Перебрался в Топханне на каике (что-то вроде каноэ, с одного конца заостренного наподобие ножа и покрытого замысловатой резьбой, как старинная мебель). Никто не просил паспорта, не попытался проверить багаж. Нанял гида до отеля "Глобус" в Пера. Немного побродил перед обедом. Отобедал в 6 часов вечера. 10 франков в день за комнату без ковра на 5-м этаже. Ночь провел в номере. Выходить опасно из-за разбойников и убийц. Проклятие этих мест. Выходить по ночам нельзя и, кроме того, некуда, даже если и можно было выйти".
Под именем Топхане (Топханне) современному путешественнику больше всего известен красивый фонтан, построенный в первой половине XVIII века. Однако во времена Мелвилла Топхане - это название целого района на Галатской стороне Золотого Рога, по соседству с Каракёй. В Топхане размещался самый мощный пушечный арсенал Османской империи. По-видимому, пароход с Мелвиллом на борту пришвартовался у современной пристани Эминёню (см. старинную фотографию в начале поста), откуда каик и переправил его на другую сторону залива. Кстати, хотел бы я знать, что находится теперь на месте "Глобуса". Может быть, знаменитая "Пера Палас"?

"Встал рано. Вышел на улицу, увидел, как сваливают мусор на городском кладбище. Над могилой спиленное дерево. Над кладбищами лесные заросли. Путаница улиц. Отправился в одиночку в Константинополь и после ужасно долгой ходьбы очутился в том самом месте, откуда начал свое путешествие. Будто заблудился в лесу. Нет  плана улиц. Карманный компас. Совершеннейший лабиринт. Узко. Тесно. Сдавлено. Если бы можно было забраться куда-нибудь повыше, было бы проще найти выход. Хорошо бы влезть на дерево. Воспарить над лабиринтом. Не стоит. Улицы не имеют названий словно аллеи в рощах.  Нет номеров. Ничего".
"Путаница улиц" и отсутствие "названий" и "номеров" - это узнаваемые реалии и современного Стамбула тоже. Сам не однажды терялся в нем, искал и рано или поздно находил свой выход из "лабиринта". Стамбул вообще стимулирует работу мысли...

"Отправился к мечети султана Сулеймана. Третья по величине и великолепию. Мечеть напоминает мраморный шатер, опорами которому служат пять или шесть минаретов. Действительно, очутившись внутри, поражаешься, подумав о том, что замысел здания, вероятно, был подсказан формой шатра. Впрочем, по размерам он не уступит приличной танцевальной зале. Снял обувь, вошел внутрь. Этот обычай отличается большим смыслом, чем  обнажение головы. Пыльная обувь; головы чисты всегда. Пол устлан циновками, поверх которых постелены большие красивые прямоугольные ковры. Сквозь боковые проемы под куполом проникает приятное для глаз освещение. Купол глухой.   Много молящихся турок, кланяющихся в сторону некоего сооружения, напоминающего алтарь. Бормотание нараспев".
Речь тут идет, разумеется о Сулеймание-Джами. Интересно сравнение мечети с шатром.

"Спустился к бухте Золотой Рог. Пересек понтонный мост. Постоял посередине. На небе ни облачка. Глубокая синева и ясность. Несмотря на декабрь, какая-то  восхитительная эластичная атмосфера. Что-то вроде английского июня, охлажденного и приправленного, как шербет, американским октябрем. Чистота и красота лета, лишенного духоты. Вернулся домой черезобширные пригороды Галаты. Огромная многонациональная толпа. Менялы. В обращении монеты всех наций. Вывески на четырех-пяти языках (по-турецки, французски, гречески, армянски). Лотерея. То же самое творится у лодок. Чувствуешь себя в центре Вселенной".
Современного Галатского моста еще не было. Понтонный мост через Золотой Рог находился почти на том же месте. Думаю, что при желании и сейчас, на середине Galata Köprüsü, в окружении рыбаков с удочками можно почувствовать себя в "центре Вселенной"...

"Вышел в 11 часов, не взяв гида. Поднялся на Генуэзскую башню. Громадное сооружение. 60 футов диаметром, 200-высотой. Стены толщиной 12 футов. Лестница устроена прямо в стене, а не по оси башни. Необычный план расположения лестниц. Бакшиш. Башня оканчивается каким-то трубообразным сооружением наподобие минарета. Высоченное гнездилище голубей. С галереи наружу открывается восхитительный вид на окресности".
Генуэзской Мелвилл называет Галатскую башню. Посчитаем высоту, переведем футы в метры: 60,96 м. Округленно: 61 м. В точности сходится с современной высотой. "Восхитительный вид" подтверждаю я и миллионы тех, кто побывал на смотровой площадке в течение 158 лет после Мелвилла. Про "бакшиш" в следующем отрывке.

"Увидел мечеть святой Софии. Вошел. Мошенники-служители вымогают бакшиш. Выдоили  полдоллара, преследуя меня по пятам, пытаясь продать отпавшие кусочки мозаики. Поднялся по ступенькам винтовой лестницы. Оказался на галерее, возвышающейся на  50 футов над полом. Великолепный интерьер. Драгоценный мрамор. Древний порфир и крапчатый мрамор. Внушительные размеры сооружения".
Все-таки Ататюрк сделал очень доброе дело, взяв Святую Софию под охрану государства и преобразовав ее в музей. Споры между конфессиями вокруг принадлежности древней святыни нередко создают ситуации, когда под шумок любители разного рода "бакшиша" делают свое не сразу заметное, но безусловно разрушительное черное дело...

"Благодаря странности формы святая София вблизи кажется частично опустившейся под  землю. Будто разглядываешь верхнюю часть какого-то огромного храма, которому только суждено еще быть выкопанным на поверхность. Чтобы попасть внутрь, спускаешься по ступенькам вниз. Купол покрыт щербинами, словно тулья потрепанной шляпы. В один прекрасный день он неизбежно осядет. Изнутри купол имеет (благодаря плоской поверхности) вид огромного резонатора. Прочность каменной кладки. Интерьер - внушительное пространство".
Почему Мелвилл не использовал в данном случае метафору айсберга?!! Он же был моряк... Не хочется, чтобы когда-нибудь сбылось пророчество великого писателя относительно храма с полуторатысячелетней историей. С другой стороны, Святая София - это же не пирамида Хеопса, вершина которой не оказывает никакого давления на основание. Как быть? Может быть, со временем потребуются новые контрфорсы? Удержать купол любой ценой!

"Сераль. Множество запретных мест. Сам Сераль имеет, кажется, прямоугольную  форму. Со стороны холма здания выставляют наружу сплошные стены,  подкрепленные контрфорсами. Внутри просторно. Кое-где выглядывают из-за стен кипарисы. Великолепный вид с мыса Сераль: Мраморное море, Босфор, Скутари. Дворики и площадки Сераля выглядят странно и носят как бы отпечаток колдовства".
Сераль - это Топкапы. За два года до Мелвилла, в 1854 году султан Абдул-Меджид I переселился из Топкапы в Долмабахче. Возможно, по этой причине автор "Дневника" так беспрепятственно расхаживал по султанскому дворцовому комплексу. Та смотровая площадка, которая так восхитила Мелвилла, - находится в четвертом дворе Топкапы и, по всей видимости, именно там, где сейчас терраса ресторана.
Удивительно, как раньше умели про путешествия писать! А сейчас что? Фотография-подпись, фотография-подпись... Сама себя по рукам бью, чтоб не скатиться к этому. Но увы, не всегда получается:(
Да, иногда все мы слишком "ленивы и нелюбопытны", - передоверяем наши наблюдения и даже выводы фототехнике, а она лишь хороший (хотя и незаменимый) помощник в деле рассказа о путешествии... Кстати, с Вашим блогом все в этом плане отлично: объектив у Вас не заслоняет рассказчика...)
Отличная идея: перед путешествием куда-либо прочитать, что об этом писали путешественники в прошлом! Совсем другое восприятие!
Да, это так... Но задача еще и в том, чтобы за суетой сборов, не забыть найти этих авторов, уделить им время...