В Минск!


Ну вот я и побываю наконец-то в Белоруссии... В середине следующей недели планирую съездить на три дня в Минск. Как будто бы очередной  вариант отработанной схемы "городского путешествия" с заселением в частном жилом секторе, - но и не совсем: все-таки еду в другое государство! Те, кто был в Минске, все как один любят повторять на разные лады слова о том, что, дескать, Минск - это заповедник советской городской жизни, какой ее уже не встретишь в самой России. Вот и получается, что другое государство, в которое я совершаю осмысленное перемещение, находится не столько в пространстве, сколько во времени... Шутка.

Даже не самый обостренный слух способен нафантазировать для столицы Республики Беларусь этимологическую связь с "минами" и "минированием", однако старинное произношение названия города - Менск - подрывает до основания такого рода псевдо-версии. Предвосхищая другие псевдо-версии, скажу сразу, что Менском город стал не потому, что там что-то "меняли", а потому, что был он когда-то построен на реке Менка, - кстати, вовсе не в пределах современного Минска, возникшего позднее, хотя и под тем же самым именем. Год первого упоминания города в летописях - 1067 - это, по всей видимости, год, когда погиб в огне междоусобиц старый Менск на реке Менка, и, возможно, год, когда возник новый Менск на реке Немига... Трое сыновей Ярослава Мудрого - Изяслав, Святослав и Всеволод - пришли в Менск-Минск по душу полоцкого князя Всеслава. Цитата из летописей: "Взяли Минск, перебили всех мужей, а жен и детей захватили в плен". Потом была жестокая битва на реке Немиге, в которой Ярославичи одержали победу. Как предполагают историки, жители разоренного города уже не возвращались на старое место, а основали поселение на берегу той самой Немиги - примерно в 20 км от пепелища. Новый город перенял старое название, хотя и не имел отношения к гидрониму Менка.

Вышеописанный эпизод с типичными для Древней Руси княжескими междоусобными "разборками" не помешал развитию Менска-Минска, который со временем стал не только столицей удельного княжества, но и процветающим торгово-ремесленным центром. Тяготы татаро-монгольского ига благополучно обошли Минск (и всю будущую Белоруссию) стороной. В памяти осталось лишь нашествие в 1505 г. крымского хана Менгли-Гирея, войска которого, как утверждается в благочестивом предании, потерпели поражение благодаря вмешательству самой Богородицы. С этой победой над Менгли-Гиреем связана история с обретением иконы Минской Божией матери, образ которой впоследствии повлиял на выбор сюжета для герба города Минска в 1591 г.

Вторая половина XVI - первая половина XVII в. - время наибольшего расцвета Минска, который в те времена был центром Минского воеводства и Минского повета в составе Речи Посполитой, а граждане его жили в соответствии с Магдебургским правом. Все закончилось во времена Русско-Польской войны (1654-1667), когда город был разорен дотла. Не меньший урон был нанесен городу противостоянием войск Петра I и Карла XII во время Северной войны (1701-1721). Уже после вхождения в состав Российской империи в 1793 г. Минск серьезно пострадал от наполеоновской армии (Отечественная война 1812 г.). В течение XIX в. Минск, находившийся в черте еврейской оседлости, существенно поменял свой этнический облик: евреи составляли в нем более 50%, существенно "потеснив" доминировавшее здесь когда-то польское население. Самым известным уроженцем еврейского Минска был Луис Барт Майер (1884-1957) - один из основателей империи Голливуда, а самым известным уроженцем польско-католического Минска - один из основателей империи ВЧК-ОГПУ Феликс Эдмундович Дзержинский (1877-1926).

История современного Минска имеет точку своего отчета в 1920 г., когда отвоеванный у поляков город стал столицей БССР. Архитектурные творения И.Г. Лангбарда 1930-ых гг. создали главный рисунок того города, который пережил события ВОВ (1941-1945), а потом - в восстановленном и дополненном виде - дошел до наших дней. Что касается демографических тенденций в XX в., то город становился все более и более белорусским по своему этническому составу. Еврейской составляющей, на протяжение многих десятилетий определявшей лицо старого Минска, был нанесен непоправимый удар немецко-фашистским геноцидом, а потомки выживших в значительной степени эмигрировали уже во времена Републики Беларусь.

Есть такая устоявшаяся модель разделения городов на "мужские" и "женские", которой я иногда пользуюсь, но доверяю при этом только одному критерию - историческому гербу. Так вот, Минск, пожалуй, стоит отнести к "женским" городам. Богоматерь в окружении ангелов и херувимов - это вам не святой Георгий с копьем и не архангел Михаил с мечом. Думаю, вся "страдательная" история города, который то и дело завоевывали, но которому в итоге удалось только приумножить свое обаяние, просто подтверждает мое предположение...
Удачного путешествия! Мне там только однажды довелось побывать, и тоже осенью, поэтому свидетельствую: осенью Минск хорош.