Про Ярославское восстание (июль 1918)

484px-Franciscus_de_Xabier.jpg

В своих ООПП я много пишу про Ярославль, и часто прихожу к выводу, что сколько-нибудь серьезный рассказ о достопримечательностях города не может обойтись без упоминания темы Ярославского восстания (июль 1918). Чтобы не быть голословным, перечислю основные места и архитектурные объекты, которых так или иначе коснулись трагические события столетней давности: разрушенные при бомбардировке здание Демидовского юридического лицея и южное крыло Гостиного двора; пострадавшие во время артобстрелов Успенский собор (предшественник современного) и Вознесенская церковь на улице Свободы; Губернаторский дом на Волжской набережной (сюда пришли восставшие арестовывать местных большевиков); гостиница "Бристоль" на улице Кирова (здесь в первый день восстания убили председателя исполкома С.М. Нахимсона); станция Ярославль-Главный (бывшая станция Всполье, откуда велся артобстрел по центру города); возвышенность Тугова гора (отсюда тоже шел артобстрел); здание Главпочтамта на Комсомольской, 22 (бывшая гостиница Пастухова, где в самые первые дни восстания размещался штаб его руководителей); бывшие Вознесенские казармы (один из последних оплотов повстанцев) на перекрестке улиц Свободы и Победы; Леонтьевское кладбище (здесь был первый сбор восставших и здесь же сдавшиеся были расстреляны большевиками)...

О страшных событиях июля 1918 г. в советское время память поддерживалась, но однако же, - поскольку то была не самая приглядная страница героической Гражданской войны, - не слишком масштабная. С 1958 г. рядом с Советской площадью, в тени сквера стоит памятник "борцам за Советскую власть, павшим во время подавления белогвардейского мятежа в июле 1918 г."; а в 1984 г. в центре города появилась улица Нахимсона. По поводу памяти следует добавить, что в 2003 г. на территории Казанского монастыря был установлен "крест примирения", посвященный "жертвам кровавых событий в Ярославле в лето 1918 г."

Еще в 1998 г. московским издательством "Посев" была выпущена большая брошюра, посвященная Ярославскому восстанию. Издание особенно ценно тем, что в нем опубликованы воспоминания двух руководителей повстанцев - А.П. Перхурова и К.И. Гоппера. Там же приводятся несколько документов-первоисточников, связанных с событиями июля 1918 г. Также в этой же брошюре есть статьи профессиональных историков, работавших с архивами, открывшимися только после 1991 г. Данные из этой книжечки с тех пор транслируются в печатных изданиях и интернет-публикациях, - например, в хорошо подготовленной статье из Википедии. Сам термин "Ярославское восстание" идет оттуда же и заменяет советский, идеологически окрашенный "Ярославский мятеж".

Любители отечественной истории эпохи Гражданской войны, разумеется, могут вполне самостоятельно исследовать тему Ярославского восстания. В своем очерке я лишь рассмотрю событие в ракурсе биографий участвовавших в нем людей.

Основные действующий лица со стороны "белых":

Перхуров Александр Петрович (1876-1922). Ветеран Русско-Японской и I мировой войны, на которой дослужился до чина полковника. В марте 1918 г. стал членом организованного Б.В. Савинковым "Союза защиты Родины и Свободы". После разгрома московской ячейки организации переезжает в Ярославль, где готовит антибольшевистское восстание. В качестве "главноначальствующего Ярославской губернии" с 6 по 16 июля 1918 г. возглавлял восставших, которые официально назывались "Ярославским отрядом Северной Добровольческой армии". В ночь на 16 июля 1918 г., возглавив небольшую группу, прорвался из осажденного города на пароходе. В 1919-1920 гг. служил в армии А.В. Колчака в чине генерал-майора, был участником Великого Сибирского ледяного похода. Попал в плен к большевикам, некоторое время даже побыл "военспецом", но вскоре был вновь арестован в связи с чекистским расследованием "ярославского дела". Был судим в Ярославле и там же растрелян.

Гоппер Карл Иванович (1876-1941). Ветеран I мировой войны, на которой дослужился до чина полковника. Будучи этническим латышом, вплоть до октября 1917 г. руководил 1-ой латышской стрелковой бригадой. В июне-июле 1918 гг. был "военспецом" при Ярославском военном округе, одновременно состоя в савинковском "Союза защиты Родины и Свободы". После провала Ярославского восстания он и его люди были последними, кому удалось вырваться из окружения и уйти на восток. Служил в армии А.В. Колчака в чине генерал-майора и возглавлял Имантский латышский полк. После поражения "белых" на Дальнем Востоке, вернулся в родную Латвию, где служил в военном ведомстве вплоть до прихода большевиков в 1940 г. Был арестован НКВД и расстрелян.

Карпов Петр Петрович (1866-1918). Ветеран I мировой войны в чине генерал-майора. Накануне событий июля 1918 г. возглавлял милицию г. Ярославля, которая целиком перешла на сторону восставших. После того, как А.П. Перхуров со своим отрядом в ночь на 16 июля 1918 г. вырвался из окруженного Ярославля, возлавил оставшихся повстанцев. О сдаче вел переговоры через посредничество немецкого лейтенанта К. Балка, который со стороны Германии возглавлял т.н. "Комисию по военнопленным №4". Дело в том, что в Ярославле - в Волковском театре - все дни восстания находились германские военнопленные. Выбранное М.М. Карповым посредничество подразумевало призрачный шанс сохранения жизней участников восстания, поскольку советская Россия после Брестского мира была как бы пассивным союзником кайзеровской Германии, тогда как Добровольческая армия всегда выступала за выполнение союзнического долга перед Антантой. Т.е. формально повстанцы сдавались не большевикам, а германской армии. Однако законы цивилизованной войны в то время уже не действовали, и П.П. Карпов вместе со всеми сдавшимися в последний день Ярославского восстания - 21 июля 1918 г. - был расстрелян.

Основные действующие лица со стороны "красных":

Нахимсон Семен Михайлович (1885-1918). Выходец из буржуазной семьи, он - вопреки происхождению - начинал как активист рабочего движения в Латвии. Со временем стал опытным большевиком-подпольщиком, участвовал в V (Лондонском) съезде РСДРП. После октября 1917 г. стал первым комиссаром латышских стрелков. В мае 1918 г. был направлен в Ярославль в качестве комиссара местного военного округа. Накануне восстания стал председателем исполкома Ярославского совета рабочих и солдатских депутатов. Он и его коллега по исполкому Д. С. Закгейм были двумя единственными жертвами самосуда, учиненного восставшими 6 июля 1918 г. Все остальные видные большевики были заперты на т.н. "барже смерти", которая все дни восстания стояла на якоре в середине русла Волги.

Геккер Анатолий Ильич (1888-1937). Ветеран I мировой войны в чине штабс-ротмистра. Став на сторону большевиков, сделал быструю военную карьеру в рядах активно формирующейся РККА: перед Ярославским восстанием был начштабом Украинского фронта. Во время подавления восстания возглавлял отряды Красной армии блокировавшие город с левого берега Волги и удерживавшие железнодорожный мост. Впоследствие служил военным атташе в Китае и Турции. Накануне сталинских "чисток" в армии возглавлял один из отделов разведывательного управления РККА. Был судим и растрелян как фигурант "дела Тухачевского".

Гузарский Юрий Станиславович (? - 1919). О его биографии до Ярославского восстания известно крайне мало. Можно не сомневаться, что он, как и А.И. Геккер, имел богатый военный опыт на фронтах I мировой. В операции подавления возглавлял отряды Красной армии блокировавшие город с правого берега Которосли. Гражданскую войну не пережил, будучи растреляным по решению ревтрибунала за серьезные дисциплинарные просчеты.

P.S.
Карта Ярославского восстания. Черным цветом выделены полностью сгоревшие здания, серым - сильно поврежденные.
0_1be4cb_6b3cffc3_XL.jpg
Где только не воевали... в Москве вон тоже Кремль обстреливали тогда
Эпизод с взятием Кремля юнкерами - было такое... Впрочем в сравнение с тем, что случилось в Ярославле, кажется достаточно эпизодическим событием.
Несколько лет назад я искал информацию про ярославское восстание. Такого начитался, что всякое желание писать пропало
Война на истребление своих же, жизнь ничего не стоила, а про здания и вообще речи не было. Жутко все это.
А мне еще показалось жутким то, что все основные участники ЯВ с обеих сторон умерли не своей смертью. Полковник Гоппер был последним в этом ряду.