Отец русской технократии

В предстоящем сезоне путешествий по России я планирую побывать в двух городах с богатой промышленной историей - хорошо знакомом мне Петрозаводске и вообще незнакомом мне Екатеринбурге. В обоих случях у истоков местных "градообразовавших" предприятий стоял человек, которому я посвящаю данный очерк...

222.jpg

Кто это? В России его называли Вилим Иванович Геннин, а настоящее его полное имя было Георг Вильгельм де Геннин (Georg Wilhelm de Hennin). Представитель второго ряда "птенцов гнезда Петрова" - он был из иностранных специалистов, "рекрутированных" Великим посольством 1697-1698 гг. В официальном прошении на имя "высокошляхетных господ послов" де Геннин выделял в своей трудовой биографии такой пункт, как "делание всяких потешных огнестрельных вещей". Иными словами, герой нашего рассказа в прошлой своей жизни был, помимо прочего, мастером по фейерверкам. Однако надвигалась Северная война и де Геннина брали на государеву службу в качестве потенциального артиллериста.
Происхождение. Несмотря на то, что Ф.Я. Лефорту и прочим руководителям Великого посольства он представился в ту пору, когда те находились в Голландии, голландцем де Геннин не был. В качестве двух своих своих "малых родин" он время от времени будет называть немецкий город Зиген (современная земля Северный Рейн - Вестфалия) или немецкий же город Ханау (современная земля Гессен). Преданность своим истокам выразится для будущего Вилима Ивановича в том, что, - уже вполне "обрусев" за полвека жизни в России, - он до конца жизни так и останется благочестивым лютеранином. Родился де Геннин в 1665 г. и, получается, что в год перехода в российское подданство ему было уже 32 года - вполне себе зрелый муж, но, кажется, всё ещё без своего места в жизни. Тип обедневшего дворянина, готового продать свою шпагу (и, разумеется, ум!) тому правителю, который платит хорошо и регулярно.
Северная война. Поначалу де Геннин делал целеустремленную, но вполне стандартную карьеру боевого офицера, пройдя путь от фейерверкера в 1698 до подполковника в 1710 - год взятия Выборга и Кексгольма  Успех выборгской операции был обусловлен, в числе прочего, эффективным применением артиллерии, которой заведовал уже весьма поднаторевший в военной инженерии де Геннин. Главным же героем взятия Выборга был генерал-адмирал Ф.М. Апраксин, который тогда же и взял под свое высокое покровительство способного немецкого "военспеца", впоследствии много содействуя его назначениям на стратегически важные должности в сфере военной промышленности. Поворотным пунктом стал разработанный де Геннином проект Литейного пушечного двора в С-Петербурге. Государственный гений Петра I был в основе своей гением HR-менеджера: царь умел не просто замечать талантливых людей, а быстро находил человеку и его таланту "точечное" применение. Вилим Иванович пошел на повышение, но именно в той сфере, где на тот момент мало кто мог его заменить.
Карелия. В 1713 г. де Геннин формально становится комендантом карельского города Олонец. Это формально, а фактически он становится управляющим Олонецких казенных заводов с главной его производственной единицей - Петровским железоделательным заводом (на территории современного Петрозаводска). Самым подходящим словом, чтобы охарактеризовать деятельность де Геннина на новой должности, является слово модернизация. Известно, например, что при нем была разработана "водяная машина", с помощью которой 3 человека занимались одновременным изготовлением трех 24-фунтовых пушек (до того вручную этим занимались 40 человек!). В 1719 г. де Геннин специально выезжал в Германию, откуда привез с собой 16 мастеров литейного дела. Наконец, при Олонецких заводах им была открыта школа с инженерным уклоном для детей из бедных дворянских семей. Результатом был не только количественный рост производства пушек, но и качественное их совершенство: согласно одному из проведенных испытаний, из 1000 протестированных пушек лопнули лишь 3. Не стоит забывать, что  де Геннин был еще и человеком, который своею властью обустроил минеральные источники "Марциальные воды", куда для лечения будет часто наведываться Петр I.
Сестрорецк. В 1721 г. умелого организатора "бросили" на очередной участок работы - создание с нуля Сестрорецкого оружейного завода (под С-Петербургом). На новое место полковник де Геннин выезжает со всем штатом мастеров и строителей, собранным им в Олонце. Предполагалось, что накопленный на Петровском заводе успешный опыт с водяными машинами станет технологической основой создаваемого завода. Для этого пришлось проделать огромную работу по возведению плотины на реке Сестра. Ценность де Геннина как профессионала была так высока, что его использовали как временного "стартапера": едва лишь стало ясно, что оружейному заводу на Сестре быть, Петр I забирает его оттуда и, наградив чином генерал-майора, отправляет поднимать казенные заводы на Урал.
Урал. В июле 1722 г. де Геннин в сопровождении всё той же олонецкой "команды" отправляется из Москвы на Урал, в город Кунгур, где за год до того чиновник Берг-коллегии В.Н. Татищев основал Горную канцелярию и две начальные школы для обучения горнозаводскому делу. Особое внимание будущего автора "Истории Российской" было направлено на деятельное укрепление государственного Уктусского завода (на территории современного Екатеринбурга), который управлялся весьма неэффективно в окружении нарождающейся промышленной империи Демидовых. На этой почве и произошел известный конфликт между В.Н. Татищевым и А.Н. Демидовым, разобраться в котором был уполномочен Вилим Иванович Геннин. Тут-то и проявился во всем своем блеске странный, "немецкий характер" героя нашего очерка. К слову сказать, отправке де Геннина на Урал содействовал сам Ф.М. Апраксин, который покровительствовал не только Вилиму Ивановичу, но и Акинфию Никитичу (Демидову). Предполагалось, что де Геннин авторитетно решит спор в пользу Демидовых, а Татищева в итоге отдадут под суд. Получилось совсем иначе. Сохранилось письмо де Геннина в Кабинет Петра I, где встречаются такие строки: "Я оного Татищева представляю без пристрастия, не из любви или какой интриги или чьей ради прозбы. Я и сам ево рожи калмыцкой не люблю, но видя его в деле права и к строению заводов смышлена, разсудительна и прилежна". В.Н. Татищев был полностью оправдан и вместе с де Геннином участвовал в запуске нового, Екатерининского железоделательного завода. Официальное открытие предприятия было приурочено ко дню св. Екатерины - 26 ноября (7 декабря) 1723 г. Так было положено начало возникновению города Екатеринбурга. В том же 1723 г. де Геннин и В.Н. Татищев открыли Егошихинский медеплавильный завод, ставший градообразующим для будущей Перми. Уральскими заводами де Геннин управлял вплоть до 1734 г.
Эпилог. Вилим Иванович умер в 1750 г., в возрасте 84 лет. На закате своей жизни де Геннин занимался управлением Сестрорецким и Тульским оружейными заводами. В свободное время занимался редактированием труда под названием "Описание Уральских и Сибирских заводов". Таков был кратко обрисованный жизненный путь человека, которого я несколько претенциозно, но не безосновательно позволил себе назвать "отцом русской технократии". Если считать технократами квалифицированных специалистов, которые управляют государственными объектами и ведомствами исключительно благодаря своему специализированному знанию, подтвержденному практическим опытом, то таких людей, как де Геннин в России до него не было. На какое-то время (1710-1720-ые гг.) люди этой новой формации (Я.В. Брюс, Г.Г. Скорняков-Писарев, А.М. Девиер) получили широкие полномочия, которые, вопреки времени и месту, были использованы ими не столько для собственного обогащения, сколько для внедрения эффективных и даже научно обоснованных методов управления государственным хозяйством. Эпоха технократов никогда не бывает долгой, и, как правило, полностью совпадает с эпохой реформ. Тем не менее, налаженные в этот период механизмы государственной и экономической жизни на несколько поколений переживают своих создателей.
Не пригодился Вилим Иванович в Германии, зато в России использовали его по полной. Интересно, стал бы он таким у себя на родине, если бы ему дали развернуться.
В том-то и дело, что в Европе он вряд ли бы развернулся, учитывая большое количество технически образованных людей. Слишком большая была бы конкуренция. В петровской же России он такой был один из очень немногих.