Инженер-генерал

IMG_0547.JPG

Памятник и человек. На площади Трех вокзалов в Москве с 2003 г. стоит памятник Павлу Петровичу Мельникову (1804-1880) - одному из двух (вместе с Николаем Осиповичем Крафтом) авторов и строителей железной дороги между С-Петербургом и Москвой, а также первому министру путей сообщения Российской империи. Накануне отставки в 1869 г. его военный чин имел несколько необычное для современного уха звучание - инженер-генерал. Это словосочетание однако прекрасно передает две неразрывные ипостаси этого уникального человека: он был одновременно и первоклассным инженером с широкой областью приложения знаний, и высокопоставленным чиновником с большой армией подчиненных. В случае с Мельниковым мы имеем дело с уже обсуждавшимся мной типом русского технократа.

Путеец. Александр I был основателем не только Царскосельского Лицея, но и еще одного образовательного заведения, а именно - Институmа инженеров путей сообщения. Среди его выпускников в памятном для России 1825 г. был и П.П. Мельников, который выделялся среди прочих ровесников самым высоким уровнем успеваемости. Став преподавателем в alma mater, он уже в 1833 г. (в 29 лет!) был утвержден профессором курса прикладной механики и заведующим кафедрой. Сфера профессиональных интересов нашего героя - железные дороги, которых в нашем любезном Отечестве тогда еще не было. Зато они уже были в голове П.П. Мельникова! Про "пути сообщения" будущего он читает лекции своим студентам, а в 1835 г. выпускает в свет целую книгу - "О железных дорогах". В 1839 г. П.П. Мельников и Н.О. Крафт едут в Северную Америку для приобретения практического опыта в железнодорожном деле, а в 1841 г. оба они участвуют в комиссии, составляющей проект строительства "чугунки" между С-Петербургом и Москвой.

Строитель. Постройка будущей Николаевской железной дороги растянулось на 8 лет: с мая 1843 по август 1851 г. Печальная сторона этой эпохальной для царствования Николая I истории была впоследствии увековечена в "Железной дороге" (1864) Н.А. Некрасова. Изнуряющий труд крепостных и государственных крестьян, которых грабили "грамотеи-десятники" - это лишь половина картины. "Да ведают потомки православных", что всем проектом - на правах т.н. главноуправляющего путей сообщения и публичных зданий - руководил "аракчеевец" граф Петр Андреевич Клейнмихель, который, в отличие от своего учителя, имел славу чиновника-казнокрада. Грабительские для государства подряды, которые выдавались или родственникам "главноуправляющего" или же тем, кто предлагал хорошие "откаты", - это отдельная глава в многовековой истории российской коррупции. Непосредственным строительством занимались бессеребренники П.П. Мельников (участок от С-Петербурга до Бологого) и уже упоминавшийся выше Н.О. Корф (участок от Болого до Москвы). Официальное открытие железнодорожного маршрута состоялось 1 (13) ноября 1851 г.: состав из 6 вагонов выехал из С-Петербурга в 11.15 и прибыл в Москву в 9.00 на следующий день (21 час 45 минут в пути).

Инженер-универсал. Чтобы оценить масштаб инженерного таланта Павла Петровича, стоит обратить внимание на его участие в "не-железнодорожных" проектах. Еще в 1826 г. (через год после выпуска из Институmа инженеров путей сообщения) он занимался улучшением проходимости порогов на реке Волхов, а спустя пару лет осуществлял аналогичный гидростроительный проект в низовьях Западной Двины. До того, как полностью переключиться на железные дороги, П.П. Мельников успел разработать план строительства дамбы для защиты Динабургской крепости от наводнений (практические работы велись уже другими людьми). В 1857-1858 гг. - уже будучи известным железнодорожным строителем - он участвовал в работах по возведению металлического шпиля, венчающего Петропавловский собор. Вместе с ним новый шпиль проектировал  Дмитрий Иванович Журавский, - еще один выдающийся русский инженер середины XIX в. - который до того под началом Павла Петровича возводил железнодорожные мосты на Николаевской железной дороге.

Карьера. На примере П.П. Мельникова можно убедиться, что хорошую карьеру в чиновничьем аппарате Российской империи могли делать далеко не только честолюбцы и подхалимы, но также и люди с научным складом ума. Поскольку Институт инженеров путей сообщения создавался как учебное заведение ориентированное на коммуникационные нужды армии, его студенты получали военные чины. Павел Петрович начал с подпоручика в 1824 г., а в 1841 г. (в 37 лет!) уже имел чин полковника. Чин генерал-майора он получил в 1847 г. (в 43 года!). После воцарения Александра II люди "клейнмихелевского" поколения принудительно уходили в отставку, а на их министерские должности выдвигались люди, которые в предыдущее правление были обречены находиться на вторых ролях. Так, герой нашего очерка вступил в должность главноуправляющего путей сообщения и публичных зданий в 1862 г. В 1865 г. морально устаревший департамент был трансформирован в министерство путей сообщения, и П.П. Мельников стал полноценным министром. Как утверждает писатель В.С. Пикуль в своей миниатюре, посвященной Павлу Петровичу: "При нем Россия удлинила свои железнодорожные магистрали почти на пять тысяч верст, а по Волге забегали пароходы общества "Меркурий". Еще один интересный факт: П.П. Мельников переделал Институт инженеров путей сообщения в гражданское учебное заведение. В 1869 г. он ушел на заслуженный отдых. Как пишет всё тот же В.С. Пикуль:  "Павла Петровича выжил шеф жандармов граф Шувалов, мечтавший посадить в кресло министра своего человека". Обыкновенная история...

Смерть в Любани. Еще в пору строительства железной дороги между С-Петербургом и Москвой Павел Петрович заприметил для себя имение в районе станции Любань (современная Ленинградская область), которое впоследствии и приобрел. При участии министра путей сообщения еще в 1867 г. в Любани был построен храм св. Петра и Павла - специально для железнодорожных служащих, а в 1868 г. открылась школа для рабочих-путейцев. Уйдя в отставку, П.П. Мельников жил практически безвыездно в Любани, наслаждаясь жизнью частного человека и написанием мемуаров. Умер в 1880 г. и был похоронен в склепе основанного им храма св. Петра и Павла.

P.S.
ФОТО сделано 24.06.2016.
Непонятны только восклицательные знаки после возраста.Ну полковник в 37,ну генерал в 43.И что? И для наших современников это не чудо,а уж тогда и подавно.
Для боевого офицера в те времена - да, пожалуй, "не чудо", но мирному "путейцу" надо было все-таки сильно постараться.
Это всего лишь иллюстрация действия табеля о рангах,который в современной России,кстати,удивляет ещё и не такими возрастами "генералов".