Виталий Пискунов (piskunov_vitaly) wrote,
Виталий Пискунов
piskunov_vitaly

Category:

Генерал-губернатор

Мельгунов2.jpg

О российских губернаторах. Губернатор в современной России - фигура малосимпатичная, уступающая в этом своем отрицательном качестве, может быть, только депутатам Государственной или какой-нибудь областной думы. Возможно, что позорный "губернаторопад" - это просто забавный симптом затянувшейся в "вертикально-властных" условиях болезни, связанной с вырождением местной политики в регионах. Возможно, что ничего другого и не заслуживают все эти "эффективные менеджеры", вторая натура которых - безликость, безинициативность и бессовестность... Это я так плавно (или, наверное, не очень?) подхожу к представлению человека, который, с моей точки зрения, в свое время являлся как раз, наоборот, образцовым российским губернатором. Кажется, это был вообще первый в отечественной истории случай появления губернатора с большой буквы, - в том смысле, что здесь мы имеем дело с подлинным руководителем региона, а не типичным (до сих пор!) воеводой на кормлении. Итак, знакомьтесь: Алексей Петрович Мельгунов (1722-1788). И - да, был он не просто губернатор, а генерал-губернатор. О специфике этой должности в России XVIII столетия я расскажу в своем месте.
Прижизненный портрет Алексея Петровича Мельгунова, созданный в Ярославле местным художником Д.М. Кореневым. Считается типичным масонским портретом в виду обилия религиозной символики. Обратите внимание на "медальон" с изображением храма Соломона и треугольником Всевидящего ока над ним. На столе - раскрытое на определенном месте Евангелие и развернутый свиток с чертежом Дома призрения ближнего в Ярославле.
Мельгунов1.jpg


Его отец. Мельгуновы - старинный дворянский род, ведущий свою историю из XV в., от некоего Яна Мингалева - выходца из Великого княжества Литовского. АПМ родился в семье гвардейского капитана Петра Наумовича Мельгунова (1685-1751), который вошел в историю как "первый пристав", сопровождавший в ссылку А.Д. Меншикова. Впоследствии он сделал хорошую карьеру на гражданской службе, - стал президентом камер-коллегии во времена Анны Иоанновны и петербургским вице-губернатором уже во времена Елизаветы Петровны. АПМ в определенном смысле повторит путь отца, - он тоже побывает президентом Камер-коллегии, а потом вступит на стезю губернаторства.

В Рыцарской академии. Еще в 1732 г. в СПб был учрежден Сухопутный кадетский корпус, который в царствование Анны Иоанновны носил почти поэтическое название Рыцарской академии и мзначально призван был готовить образованные офицерские кадры широкого профиля. Здесь, в стенах бывшего Меншиковского дворца на Васильевском острове АПМ учился в период с 1737 по 1740 г. Его однокашником был будущий поэт и драматург А.П. Сумароков. Оба они будут поддерживать отношения с Сухопутным кадетским корпусом уже после его окончания. Например, на сцене местного любительского театра поставят первые сумароковские трагедии: "Хорев", "Синав и Трувор". Когда АПМ доведется возглавить alma mater, то при нем активно заработает и местная типография (журнал "Праздное время, в пользу употребленное"). Известно, что в 1750-ые гг. в Сухопутном кадетском корпусе была создана едва ли не первая в России ложа "вольных каменщиков". Отсюда, по всей видимости, и идет не особенно афишируемое, но идейно выстраданное масонство АПМ.

Адьютант его высочества. Считается, что продвижению карьеры АПМ весьма способствовала дружба с И.И. Шуваловым, который был двоюродным братом знаменитых Шуваловых, посадивших на трон Елизавету Петровну. Будущий основатель Московского университета и АПМ числились при новом дворе в должности камер-пажей. Так или иначе, но вплоть до 1756 г., когда герой нашего рассказа был назначен адьютантом наследника престола - будущего Петра III - и возглавил попутно Ингерманландский полк, нам мало, что известно о переменах в его жизни. В 1759 г. АПМ стал фактическим руководителем Сухопутного кадетского корпуса. При этом в должность генерал-директора учреждения тогда же был возведен цесаревич Петр Федорович. Еще до вступления Петра III на престол в 1761 г. АПМ имел звание генерал-поручика и орден св. Алексанра Невского. После смерти императрицы Елизаветы И.И. Шувалов вместе со своими двоюродными братьями был удален от двора, однако некоторые его идеи (о "вольности дворянства", например) были реализованы в новое царствование, кажется, именно благодаря АПМ.

Взлет и падение. Короткий период правления Петра III (1761-1762) вызывает у историков противоречивые впечатления. С одной стороны, широко известны уничижительные отзывы сторонников Екатерины II о личности императора. С другой стороны, именно при Петре III были приняты ряд важнейших указов, которые очевидно повлияли на дальнейшее политическое, экономическое и даже культурное развитие России. Перечислим эти документы: "Манифест о даровании вольности российскому дворянству" (18 февраля 1762), указ о ликвидации Тайной канцелярии (21 февраля 1762), указ о секуляризации церковных и монастырских земель (21 марта 1762), указ о свободе внешней торговли (28 марта 1768). Принято считать, что главным генератором законодательных идей был личный секретарь императора Д.В. Волков. Однако не будем забывать, что в ближний круг Петра III (т.н. Императорский совет) входил также и АПМ. Учитывая это обстоятельство, а также последующую работу героя нашего рассказа в камер-коллегии, можно предположить, что и АПМ имел отношение ко всем перечисленным указам. Про "шуваловские" корни идеи дворянских вольностей я говорил выше... Всё закончилось 28 июня 1762 - в памятный для российской истории день дворцового переворота будущей Екатерины II. Во время хаотичных перемещений Петра III между Ораниенбаумом, Петергофом и Кронштадтом АПМ сохранил до конца верность своему патрону и, соответственно, был подвергнут аресту вместе с другими приближенными Перта III.

В Новороссии. Опала АПМ длилась недолго. То было время, когда Екатерина II еще знала цену настоящим государственным людям. Она предоставила своему "недоброхоту" шанс вернуться к управленческой, - как бы мы сейчас сказали, - работе, хотя и не в большую политику. В 1764 г. АПМ, будучи человеком военным, генерал-поручиком, был назначен "главным командиром" только-только образованной пограничной губернии с искусственным, но хорошо звучащим названием Новороссия. На тот момент у свежеиспеченной административной единицы, раскинувшейся в глуши причерноморских степей, даже не было своего города, - его заменяла крепость св. Елисаветы. По форме это была ссылка, по содержанию - испытание на лояльность. Про этот короткий период в биографии АПМ известно не очень много, за исключением того, что в своем скромном "шанце" на окраине империи он умудрился создать типографию, а также инициировал проведение раскопок скифских курганов в окрестностях Днепра. Находки ("мельгуновский клад") были немедленно отправлены ко двору Екатерины II, - это был ответный жест примирения со стороны опального сановника. Таким образом, испытание на лояльность АПМ прошел успешно, и уже в 1765 г. вернулся в СПб.

Президент коллегии. В том же, 1765 г. АПМ был назначен сенатором и президентом Камер-коллегии, которую неформально было принято называть колллегией казенных сборов. К задаче увеличения доходов казны герой нашего рассказа отнесся со всей серьезностью, о чем свидетельствует "мемория" Екатерины II: "По восшествии моем на престол Сенат подал мне реестр доходов империи, по которому явствовало, что оных считали 16 миллионов рублей. По прошествии двух лет я посадила князя Вяземского и действительного тайного советника Мельгунова, тогдашнего президента камер-коллегии, считать доходы. Они несколько лет считали, переписываясь раз по семи с каждым воеводою. Наконец, сочли 28 миллионов, - 12 миллионов более, нежели Сенат ведал". Императрица ценила АПМ как аудитора, однако же все законодательные инициативы своего бывшего "недоброхота", который отметился и своими выступлениями по делам коллегии в Уложенной комиссии (1767-1768), она мягко игнорировала. Реформаторский пыл АПМ был серьезно остужен. Его разочарование, возможно, было сродни тому разочарованию в гражданской активности, который испытывал в те же годы знаменитый журналист Н.И. Новиков. Оба они искали выход в масонстве и частной жизни. Впрочем, что касается последнего, тут у екатерининского сановника возможностей было куда как больше. Благодаря щедрости Петра III АПМ являлся владельцем Мишиного (ныне Елагина) острова, где он устраивал в своей усадьбе роскошные загородные приемы. Память о них запечатлена в стихотворении Г.Р. Державина "Пикники" ("В простой приятельской прохладе свое проводим время мы...").

Дело жизни. Из именного рескрипта Екатерины II от 23 февраля 1777 г.: "Нашему действительному тайному советнику Мельгунову. Мы, почитая за благо учредить вновь Ярославскую губернию, всемилостивейше определяем вас в должность генерал-губернатора, и поручаем вам оную губернию, не упуская времени, объехать и, по данному от Нас вам примерному росписанию оной на двенадцать уездов, на месте удобность их освидетельствовать..." В России с 1775 г. полным ходом шла губернская реформа, - старые 23 губернии были преобразованы в 53 наместничества с 10-12 уездами. Во главе новых административных единиц ставились наместники, над которыми, при некоторых обстоятельствах, могли стоять генерал-губернаторы (люди с военным званием!), осуществлявшие управление сразу несколькими наместничествами. Допускаю, что "приятельская прохлада" загородных приемов и праздная синекура Камер-коллегии успели наскучить деятельной натуре АПМ, и вот, наконец, 55-летнему чиновнику было поручено дело, благодаря которому он и займет свое скромное, но очень достойное место в истории России.

Приезд в Ярославль. В Ярославль АПМ приезжает в начале апреля 1777 г. В письме Екатерине II от 8 апреля он упоминает о состоявшейся еще в Москве встрече с "ростовским архиереем" (это был Самуил (Миславский)), который - в виду отсутствия в Ярославле годных для жилья каменных строений - охотно дал свое согласие на то, чтобы генерал-губернатор жил в Митрополичьих палатах (в 1767 г. там останавливалась и сама Екатерина II). В том же письме мы читаем и о других интересных обстоятельствах "начала славных дел": всё из-за той же нехватки каменных строений АПМ принял решение о размещении присутственных мест внутри Спасо-Преображенского монастыря, где, кстати говоря, по-прежнему жили монахи и учились местные семинаристы. Эта вынужденная жертва со стороны "ростовского архииерея" спустя несколько месяцев обернется ответным символическим жестом: епископ Ростовский и Ярославский при Мельгунове станет титуловаться архиепископом. Вообще, АПМ тесно дружил с местными духовными властями, - сначала с Самуилом (Миславским), потом - с Арсением (Верещагиным). Последний, будучи известным любителем книжной мудрости, будет даже публиковаться в мельгуновском журнале "Уединенный пошехонец". В 1788 г. - незадолго до смерти АПМ - архиерейская кафедра будет официально переведена в Ярославль, с резиденцией на территории упраздненного Спасо-Преображенского монастыря.

Губерния с нуля. Ярославль не был центром региона со времен независимого Ярославского княжества, - т.е. с XIV в. Первейшая задача, возложенная на АПМ, заключалась в приведение огромной территории в верхнем Поволжье под формальные стандарты наместничества. На практике это означало объезд "городов и весей" для создания никогда ранее не существовавших уездов; причем недостающие в качестве уездных центров города следовало "основывать" на месте. Так наряду с древним Ярославлем, Ростовом и Угличем появились такие города, как Рыбинск, Пошехонье, Мышкин, Данилов, Борисоглебск (Тутаев) и ныне не существующая Молога. Границы официально открытого 21 декабря 1777 г. Ярославского наместничества примерно совпадают с границами нынешней Ярославской области, за исключеним того, что в 1936 г. в состав последней вошел Переславль-Залесский.

Перепланировка Ярославля. "До-мельгуновский" Ярославль был типичным древнерусским городом с лабиринтом кривых улиц и деревянной жилой застройкой, над которой возвышались многочисленные островки каменных церквей. Раз в 100 лет здесь происходили большие пожары (последний в 1768 г.), после которых город фактически отстраивался заново... Екатерининская губернская реформа шла рука об руку с перепланировкой старых городов центральной России в духе архитектуры классицизма. Так уж получилось, что "мельгуновский" регулярный план Ярославля 1778 г. стал образцовым с точки зрения его осуществления, что и было отмечено соответствующим актом ЮНЕСКО в 2005 г. История гласит, что первый регулярный план Ярославля был составлен еще в 1769 г. столичным архитектором А.В. Квасовым. АПМ он не устроил уже по причине того, что административный центр в нем по-прежнему находился в изолированном пространстве Рубленого города. При компетентном участии губернского архитектора И.М. Левенгагена было спроектировано абсолютно новое городское пространство где "центром притяжения" становилась Ильинская (ныне Советская) площадь с церковью Ильи Пророка, корпусами Присутственных мест и Дворцом наместника. Присутственные места - словно раскрытая книга - были обращены в сторону храма, доминирование которого как бы подчеркивало приоритет независимой от земных властей Божественной воли. От Ильинской площади - словно ножки циркуля - расходились Угличская (ныне Кирова) и Большая Рождественская (ныне Нахимсона) улицы. Первая визуально упиралась в Знаменскую башню Земляного города, вторая - в Угличскую башню Спасо-Преображенского монастыря. При желании, во всем этом можно легко разглядеть масонский символизм, отражающий духовные запросы АПМ.


Современный вид "мельгуновского" Ярославля с высоты птичьего полета.
Яр1.jpg


Архитектурные изменения. Благодаря АПМ Ярославль со временем стал не только городом великолепных церквей, но и не менее интересной гражданской архитектуры. К сожалению, от мельгуновского времени осталось не так уж и много строений. В 1781-1788 гг. уже упомянутый выше И.М. Левенгаген занимался строительством двух корпусов Присутственных мест на Ильинской площади, которые, хоть и в измененном виде, но дошли до нашего времени. К сожалению, не сохранился Дворец наместника, который строился все тем же И.М. Левенгагеном в 1786-1787 гг. и был помещен им между корпусами Присутственных мест. Здание это просуществовало не больше 10 лет, - было разобрано (!) при Павле I, когда екатерининские наместничества переделывались в губернаторства. До своего переезда в Дворец наместника АПМ жил в каменном доме, приобретенном им у вдовы купца Ф.Ф. Юхотникова (Несохранившаяся усадьба находилась на месте нынешнего пересечения Республиканской улицы и Которосльной набережной - там, где сейчас Ботанический сад ЯГПУ). Что касается Митрополичьих палат (см. Приезд в Ярославль), то там генерал-губернатор жил лишь пару месяцев, быстро уступив его ярославскому наместнику (он же "правитель" или просто "губернатор"). Интересно, что бурное каменное строительство отчасти коснулось и Рубленого города: в 1782-1788 гг. возводились Новые митрополичьи палаты. Строились они для ростовского архиепископа, но когда были завершены, тот уже получил свою официальную резиденцию в Спасо-Преображенском монастыре. В начале XIX в. здание передадут недавно открытому Демидовскому лицею. В сильно перестроенном виде оно доживет до рокового июля 1918 г. Наконец, в целости и сохранности до нас дошел бывший Дом призрения ближнего (ул. Кирова, 8/10), в котором теперь размещается один из корпусов ЯрГУ. Как и большинство каменных зданий мельгуновского времени, оно было спроектировано И.М. Левенгагеном.

"Уединенный пошехонец". Екатерининский указ о "вольных типографиях" (1783), как известно, стал временем взлета для издательского дела Н.И. Новикова. Однако и в Ярославле, благодаря деятельной натуре АПМ, это событие было воспринято как прямая возможность для ведения просветительской работы (уже в следующем десятилетии екатерининский "либерализм" сменится екатерининской же "реакцией" ). Под руководством генерал-губернатора в 1784 г. была создана местная типография, в которой выходили, в частности, издания посвященные Ярославскому краю. Напомню (см. В Рыцарской академии и В Новороссии), у АПМ был большой опыт издательской деятельности. В январе 1786 г. вышел в свет первый выпуск журнала "Уединенный пошехонец", редактором и основным автором которого был секретарь АПМ - В.Д. Санковский. Основным направлением издания было нравственное просвещение читающей публики и воспитание тяги к духовному самопознанию - в полном соответствии с масонскими идеалами. Журнал, который потом будет называться "Ежемесячным сочинением", просуществует до смерти АПМ в 1788 г. Печатный стан типографии будет работать до 1794 г. Вместе со всеми выпусками "Уединенного пошехонца" насчитывается в общей сложности 41 наименование, выпущенное в этом первом в истории Ярославля издательстве.

"Домовой театр". АПМ определенно имел какое-то отношение к первым постановкам сумароковских трагедий в стенах Сухопутного кадетского корпуса (см. В Рыцарской академии.). Возможно, тогда же, в 1750-ые гг. он познакомился с Иваном Афанасьевичем Дмитревским (1734-1821) - ярославцем, участником труппы знаменитого Федора Волкова, приехавшего со своим "худруком" в СПб и сделавшим впоследствии головокружительную актерскую карьеру. И вот, спустя десятилетия АПМ приглашает уже давно состоявшегося актера поучаствовать в возрождении волковского дела в родном Ярославле. В "домовом театре" АПМ Дмитревский играл, в частности, роль Синава из главной пьесы раннего русского театра "Синав и Трувор". Интересно, что роль Ильмены из той же пьесы играла дочь АПМ Екатерина - будущая Екатерина Алексеевна Волконская (1770-183). Спектакли, с помощью которых зритель задолго до Н.М. Карамзина приобщался к древней отечественной истории, проходили в "которосльном генерал-губернаторском доме".

Благотворительность и образование. "Триумфом мельгуновской культурной политики" названо в одной современной книге, посвященной АПМ, открытие в 1786 г. Дома призрения ближнего (билейское выражение "призреть на" - обратить внимание, позаботиться). АПМ конечно должен был знать об опыте открытия училищ для бедных детей Н.И. Новиковым в СПб еще в 1770-ые гг. Масонская этика требовала от состоятельного человека не просто накормить бездомного, а просветить его наравне с теми, у кого для этого есть возможности. Главным жертвователем на создание учреждения стал купец Иван Яковлевич Кучумов (1710-1784), портрет которого в исполнении Д.М. Коренева сохранился для истории, как и аналогичный портрет АПМ. В "Уединенном пошехонце" был опубликован своеобразный репортаж с мероприятия открытия, на котором, помимо самого АПМ присутствовал архиепископ Арсений (Верещагин). Из речи последнего: "Дом сей будет вечным и достохвальным памятником человеколюбия благотворительных особ, согласивших свои мысли и сердца жертвовать своим покровительством, имением и попечением о приличном воспитании и учении сирот, о призрении увечных и пристарелых не имеющих пропитания людей". Еще до конца 1786 г. в Доме призрения жило и получало образование 80 сирот (56 мальчиков и 24 девочки). Под крышей здания также нашло прияют большое количество бездомных стариков.

"Секретная комиссия". Так Л.Н. Трефолев называет ответственнейшее поручение политического характера, полученное АПМ от Екатерины II в 1780 г. Прежде чем обратиться к этому эпизоду биографии героя нашего рассказа, стоит упомянуть о расширении должностных обязанностей АПМ в упомянутом году. Будучи генерал-губернатором, он получает право, - помимо губернаторских дел в Ярославле, - руководить Вологодским и Архангельским наместничествами. Именно в качестве высшего должностного лица в Архангельске, по секретному распоряжению Екатерины II, АПМ наносит визит к одной странной семье, живущей под жесточайшем присмотром в Холмогорах. Едва ли сам генерал-губернатор до того знал, что здесь содержатся братья и сестры несчастного императора-младенца Иоанна VI: Петр, Алексей, Екатерина и Елизавета. Екатерина II, не без причин считавшая себя гуманным правителем, решила сделать для этих людей очевидное, с ее точки зрения, благо. Она уже давно вела переписку с датской королевой Юлианой Марией, с которой и договорилась о том, что та примет у себя своих родственников. Предприятие рпозиционировалось как возвращение несостоявшихся принцев и принцесс на Родину, - хотя все они, несмотря на немецкую кровь, говорили исключительно по русски и, возможно, даже не хотели никуда уезжать. Допускаю, что чуткому в вопросах человечности АПМ поручалось убедить всех четырех в том, что переезд их в Данию будет для них благом. Это ему не без труда удалось, - 30 июня 1780 г. отпрыски "брауншвейгского семейства" были посажены на фрегат "Полярная звезда", который отплыл из Архангельска, взяв курс на Данию. За благополучное выполнение "секретной комиссии" АПМ получил орден св. Андрея Первозванного.

Смерть. Еще в начале 1788 г. АПМ планировал поездку в СПб и встречу с Екатериной II, одако по причине усилившегося недуга она была отложена, а потом и восе отменена. Генерал-губернатор умер 2 июля 1788 г. в стенах недавно отстроенного Дворца наместника. В соответствии с церемониалом был отпет в Ильинской церкви напротив. Потом была длинная похоронная процессия, связанная с переправкой гроба на противоположный берег Волги и доставкой его в Толгский монастырь. АПМ был похоронен в монастырской Спасской церкви, рядом с могилой его супруги - Наталии Ивановны, урожденной Салтыковой (1742-1782).


Памятная плита на Спасской церкви Толгского монастыря. ФОТО сделано 25.12.2018. О моем посещении этого места смотрите здесь.
IMG_9147.JPG


Памятника АПМ в Ярославле почему-то до сих нет. Однако те, кто знают, могут легко найти изображение генерал-губернатора на одном из барельефов Памятника 1000-летия Ярославля. АПМ сидит с планом Ярославля, развернутом у него на коленях и смотрит куда-то вдаль. Рядом с ним - Павел Григорьевич Демидов (1738-1821), основатель Демидовского юридического лицея.

Tags: ЖЗЛ, Золотое кольцо России, Ярославль, живопись
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments