Category: животные

Про памятники собакам

"Когда история людей, наполненная злодеяниями, выпадет из рук моих, я стану читать историю собак, и утешусь!"
Н.М. Карамзин "Письма русского путешественника"

Любезный читатель, представь себе, - сегодня, 2 июля отмечается международный день собак. К собакам - умным, преданным и с характером - отношусь хорошо. Сама же эта условная дата является для меня хорошим поводом вспомнить интересные памятники собакам, которые я видел на улицах росийских городов.


ФОТО 1. Воронежский "Белый Бим", - кажется, старейший в России памятник собаке. Был установлен в 1998 г. на главной улице города - проспекте Революции. Авторы: супруги-скульпторы Иван Дикунов и Эльза Пак. Материал скульптуры: нержавеющая сталь.
IMG_8705.JPG


СМОТРИМ И ЧИТАЕМ ДАЛЬШЕ...Collapse )

Заповедник диких животных в Федоровском

Официальное название этого места - Районный центр по сохранению диких животных. Расположен этот центр (внушительный участок лесной территории!) на окраине деревни Федоровское, что в Пушкинском районе Московской области. Мир животных представлен здесь исключительно кабанами и оленями, которые, оказывается, способны вполне мирно уживаться между собой.


ФОТО 1. Кабан (лат. Sus scrofa) - всеядное парнокопытное нежвачное млекопитающее. От своих ближайших родственников - домашних свиней - отличается не только наличием клыков и упругой мохнатой щетиной, но и, например, такими частностями, как стоячие уши, более высокие ноги и более удлиненная голова.
IMG_8626.JPG


СМОТРИМ И ЧИТАЕМ ДАЛЬШЕ...Collapse )

Ярославский вокзал. Детали.

Как я уже писал когда-то, современное здание Ярославского вокзала было построено (вернее, пристроено к более ранней постройке) в 1904 г. Архитектором этого замечательного творения в духе стилизованного под Древнюю Русь модерна, напомню, был Федор Осипович Шехтель (1859-1926). Однако стоит упомянуть и еще одного выдающегося художественного деятеля той эпохи - Михаила Александровича Врубеля (1856-1910). В связи со строительством нового Ярославского вокзала основанная им керамическая мастерская "Абрамцево" получила заказ на оформление экстерьера здания. Проделанная творческим коллективом работа, в которой принимал участие и сам М.А. Врубель, значительно оживила серые кирпичные стены вокзала, придала им красочность и даже, - я бы сказал, - некоторую игривость. Помимо декоративного фриза из майоликовых плиток бирюзовых оттенков, опоясывающего верхнюю часть здания, мастерская "Абрамцево" создала несколько сюжетных композиций, которые я предлагаю рассмотреть поближе.

ФОТО 1. Майоликовое панно с "подводным царством" на стене вокзала, обращенной к зданию станции метро "Комсомольская".
IMG_6968.JPG


СМОТРИМ И ЧИТАЕМ ДАЛЬШЕ...Collapse )

Дубна. Местный street art.

В Дубне, насколько мне известно, есть только один мастер уличной живописи - это человек с творческим псевдонимом Боб Макар. Все живописные настенные рисунки, которые вы можете встретить здесь в самых неожиданных местах, принадлежат его кисти. Именно кисти, посколько старомодный Боб Макар не использует в своем творчестве аэрозольную краску в балончиках. Наверное, это обстоятельство обрекает его работы на недолговечность, но, с другой стороны, и выделяет их в какую-то особую категорию на фоне современных канонов "стрит-артовского" искусства.

ФОТО 1. Чеховские мотивы. Дама с собачкой, понимаешь. Еще вспомнился рефрен из одной популярной песни времен моей юности: "Я оглянулся посмотреть, не оглянулась ли она, чтоб посмотреть, не оглянулся ли я". Не оглянулась...
IMG_6881.JPG


СМОТРИМ И ЧИТАЕМ ДАЛЬШЕ...Collapse )

"Фески, фески без конца", или Стамбул сто с лишним лет назад

Istanbul2

"Даже дух захватило и в головах закружилось у Николая Ивановича и Глафиры Семеновны от той пестрой толпы, которая кишела на улицах, по которым они ехали от станции. Европейские костюмы смешивались с азиатскими, элегантные фаэтоны венской работы двигались рядом с тяжелыми турецкими двухколесными арбами. В толпе виднелись европейские дамы, одетые по последней парижской моде, и турецкие женщины, с ног до головы облаченные в какие-то неуклюжие цветные мешки, без талии, составляющие и юбку, и корсаж, и головной убор, из-под которого выглядывали только глаза и брови. Мелькали мужские пальто английского покроя и турецкие синие куртки, шляпа-цилиндр и чалма, халат магометанского духовного лица и черная ряса и камилавка греческого или армянского священника, европейский военный мундир, шляпа католического монаха и фески, фески без конца – красные фески с черными кистями турок-франтов, молодцевато опрокинутые на затылок, и побуревшие от времени фески носильщиков и рабочих, повязанные по лбу белым полотенцем или пестрым бумажным платком. И среди этой разнохарактерной толпы людей – знаменитые константинопольские собаки, грязные, ободранные, попадающиеся на каждом шагу и парами, и одиночками, и целыми сворами. Они бежали, лежали у стен домов, стояли около открытых дверей лавок, продающих съестное. Если бы не полчища собак, вся эта движущаяся пестрая толпа походила бы на какой-то громадный маскарад. Делать такое сравнение заставляла и декорационная обстановка, представляющаяся для европейца чем-то театральным".

Николай Александрович Лейкин
"В гостях у турок. Юмористическое описание путешествия супругов Николая Ивановича и Глафиры Семеновны Ивановых через славянские земли в Константинополь"