Category: литература

Street art в Москве. "Осенняя коллекция".

За осенние месяцы у меня накопилась небольшая коллекция фотографий с образцами стрит-арта в Москве. Всё очень "разношерстно"; но, с другой стороны, эта подборка позволяет охватить все основные направления современного уличного искусства.


ФОТО 1. Проект "СТЕНА"  (ЦСИ "Винзавод") теперь приучает молодежь к чтению отечественных поэтов (они и есть "старшие"). На помощь призван Noize MC  с его треком "Почитай старших". Музыкальную композицию, в которой есть голоса Мандельштама, Маяковского и Есенина, как бы иллюстрируют Kashak и Darkuglyfate по эскизам Zuk Club.



Collapse )

Street art в Ярославле. Новое и старое.

Вот уже два года, как ваш покорный слуга взял себе за правило отслеживать живую историю стрит-арта в славном городе Ярославле, куда он имеет обыкновение приезжать время от времени, - в том числе из соображений осмысленных перемещений в пространстве.


ФОТО 1. И вот он, пожалуй, главный арт-объект в формате уличного искусства, который был выполнен в уходящем (как время-то летит!) 2019 г. Если быть точным, Александр Абросимов и Евгений Фахрутдинов - два местных райтера - нарисовали эту каллиграфическую композицию в августе-месяце. Адрес чудо-арки: ул. Свободы, 16. Здесь можно посмотреть фото-репортаж - увидеть тандем за нелегкой, кропотливой работой.


Теперь спроси меня, любезный читатель, что же за текст зашифрован в этом "триумфе каллиграфии"?

Collapse )

Бирюзовый Пушкин

IMG_1145.JPG

Что следует знать о самом первом и, наверное, самом известном памятнике А.С. Пушкину?

1. Модель статуи АСП была создана скульптором А.М. Опекушиным, после чего фигура была отлита из бронзы
2. Памятник был установлен в 1880 г. на Тверском бульваре (лицом к нынешней Пушкинской площади)
3. В 1950 г. памятник был переустановлен на Пушкинской площади (лицом к Тверскому бульвару)
4. Летом 2017 г. была проведена комплексная реставрация внешнего вида памятника


Итак, опекушинский памятник А.С. Пушкину украшает Москву уже почти 140 лет (в следующем году - юбилей!), старше его только мартосовский памятник Минину и Пожарскому. В результате долгого пребывания на открытом воздухе оба бронзовых памятника покрылись естественной патиной - следствие окисления оксидов и солей меди, которая является главным химическим элементом внутри сплава. Известно, что патина на бронзе, - хотя она формально и относится к разновидности коррозии, - несет для скульптуры защитную функцию, поскольку ее слой предохраняет весь объект в целом от проникновения влаги. Другое дело, что в условиях распространенной в больших городах концентрации выхлопных газов даже эта естественная патина подвергается разрушению, - и тогда риск деформации возникает уже для самой скульптуры. Спасти ситуацию может только искусственная патина. Её-то как раз и нанесли на творение А.М. Опекушина летом 2017 г. при проведении комплексной реставрации, что неизбежно изменило цвет скульптуры: Пушкин из малахитово-зеленого (сравните с Мининым и Пожарским!) превратился в бирюзовато-голубого!

Collapse )

Санкт-Петербург. Музей Ф.М. Достоевского

Во время недавнего своего визита в С.-Петербург довелось мне проживать на славной улице Марата ("На улице Марата я счастлив был когда-то..."), причем жилье мое находилось в непосредственной близости от Кузнечного переулка, теснейшим образом связанного с петербургской биографий Федора Михайловича  Достоевского (1821-1881). Данное обстоятельство, - помимо желания правильно подготовиться к перечитыванию "Братьев Карамазовых", - по-своему обязывало меня посетить литературно-мемориальный музей писателя.

ФОТО 1. Вход в музей, расположенный по адресу Кузнечный переулок, 5/2. В этом доме дважды - в 1846 г., а потом в 1878-1881 гг. - жил Ф.М. Достоевский.



Collapse )

"Поймать перо Жар-птицы"

Присматриваясь к памятнику П.П. Ершову (2008, М.В. Переяславец), быстро обнаруживаешь одну необычную деталь: в правой руке тобольского сказочника красуется очень большое, вычурное перо явно не гусиного происхождения! Ответ может быть только один, - это то самое перо Жар-птицы, которое фигурирует в "Коньке-Горбунке". Ну, то есть Иван - главный герой сказки - пользовался им как автономным источником света, а вот Петр Павлович, получается, писал им свое бессмертное произведение. Способы использования магического предмета сильно разнятся, но это не главное, -  главным представляется мне то, что и литературный персонаж, и его литературный отец просто владели им; каждый из них в свое время изловчился "поймать перо Жар-птицы", как поется в той самой колыбельной песне. Перо Жар-птицы - это материализованный символ успеха, удачи, счастья. Конечно успех П.П. Ершова был кратковременным: "Конек-Горбунок" прогремел в 1834 г., потом его быстро "затюкала" цензура: да и сам автор как будто бы потерял свое "перо Жар-птицы", ушел в тень "малых дел". Пусть так, но остались слова самого Солнца русской поэзии, по прочтении ершовской сказки изволившего выразиться так: "Теперь этот род сочинений можно мне и оставить". На мой взгляд, фраза эта стоит в одном смысловом ряду с "Победителю-ученику от побежденного учителя". Говоря языком главной метафоры этого очерка, А.С. Пушкин - сам безусловно владевший "пером Жар-птицы" - признал в П.П. Ершове автора с счастливой литературной судьбой in potentia. То, что судьба эта в итоге не сложилась - дело третье. И вообще, рассказ сегодняшний не столько о сочинителе сказки, сколько о ее персонажах, - главным образом об удачливом Иване и его "стратегии дурака", "о том, как он сделался царем".


ФОТО 1. Памятник П.П. Ершову стоит в центре Тобольска, в одноименном сквере. Рядом с поэтом - сказочный Конек-Горбунок, повадками своими напоминающий добрую домашнюю собаку.
IMG_0027.JPG

Collapse )

Сказки Васильевского острова

Для русской литературы 1829 год был не особенно богат на события. Главным "бестселлером" тогда стал роман "Иван Выжигин" одиозного Фаддея Булгарина - сочинение, может быть, и интересное, но из-за репутации автора обреченное на литературное небытие. Как показало время, историю родной словесности в том году было суждено украсить двум романтическим повестям - "Черной курице" Антония Погорельского и "Уединенному домику на Васильевском" Тита Космократова. По любопытному стечению обстоятельств местом действия обеих историй, - которые я позволяю себе здесь называть сказками, - был Васильевский остров.

Историческая справка. Отметим тот факт, что при Петре Первом Васильевский остров замышлялся ни больше ни меньше как административный центр С.-Петербурга. Здесь, например, были возведены здание Двенадцати коллегий, дворец всесильного А.Д. Меншикова, а также особняки других царских "птенцов" и некоторых царских родственников. Однако по разного рода причинам, обсуждать которые здесь не место, центр городской жизни довольно быстро сместился на противоположный берег Невы. На берегу же Васильевского острова был обустроен внешнеторговый порт, - и вот, то место, которое, согласно Генеральному плану (1717) Ж.-Б. Леблона, должна была бы населять придворная аристократия, стало быстро застраиваться приезжим торговым, ремесленным и служилым людом из Западной Европы: немцами, голландцами и т.д. Другую значительную часть населения Васильевского острова составили студенты, преподаватели и обслуживающий персонал четырех учебных заведений: Академии наук, Академии художеств, Сухопутного и Морского кадетских корпусов. Социокультурную обособленность этого района СПб отмечали еще в XIX в.: "Васильевский остров - это своего рода status in statu - отличается совсем особенной, пустынно-чистоплотной внешностью с негоциантски-коммерческим и как бы английским характером" (В.В. Крестовский); "Нечто вроде Латинского квартала в Париже, местожительство ученых и артистов" (А.И. Герцен).


Благодаря шведскому художнику Бенжамену Патерсену (1748-1815) у нас есть возможность увидеть Город на Неве таким, каким он был в самом конце XVIII в. В том числе увидеть один из уголков тогдашнего Васильевского острова. На иллюстрации внизу -  кусочек современной Университетской набережной (пересечение в районе 4/5 линий). Перед нами естественная пространственно-временная среда (хронотоп), в которой жили персонажи  "Черной курицы" и "Уединенного домика на Васильевском".
Бенжамен Патерсен.jpg


Collapse )

Москва. "Депрессивная" станция метро "Достоевская".

Итак, станция "Достоевская". Двигаясь дальше по "салатовой" линии, сразу после развеселой станции "Трубная" вы вдруг попадаете в мрачное царство "подпольного человека" - типичного персонажа произведений Ф.М. Достоевского. Нет, освещение здесь иключительно яркое, - однако, когда вы естественным образом обратите внимание на увеличенно графические изображения, покрывающие стены центрального зала, а также посадочных платформ, вам, скорее всего, будет немного не по себе.

Оформлением станции "Достоевская", открытой в 2010 г., занимался заслуженный художник РФ И.В. Николаев. Автор подошел к решению задачи максимально ответственно: средствами монументального искусства он вполне аутентично воссоздал тяжелую и почти безысходную атмосферу того мира, в котором живут герои романов "Преступление и наказание", "Идиот", "Бесы" и "Братья Карамазовы". Жалобы на "депрессняк", последовавшие в свое время от чувствительных пассажиров метро, я лично считаю бессмысленными: люди, вы вообще читали Достоевского? А если читали, то как по-другому можно было бы оформить станцию, носящую его имя? Лучше уж сразу составляйте петицию за переименование станции. Моей подписи там не будет.


ФОТО 1. Гигантский портрет Федора Михайловича украшает верхний зал станции. Нельзя сказать, что глаза писателя смотрят прямо на тебя. Нет, скорее куда-то вдаль, мимо тебя. Однако почему-то убеждают обернуться, посмотреть назад. В прямом или же в переносном смысле.
IMG_9249(3).JPG


Collapse )

Очередные книги про Ярославль

Мое собрание книг по истории Ярославля пополнилось тремя интересными изданиями. Все они выходили в свет уже достаточно давно, однако в мое распоряжение - два из них в файловом формате PDF - попали только сейчас.

1. Левин Я.А. 100 деталей Ярославля. Ярославль, Издатель Александр Рутман, 2009.
AR_100detal_cover.jpg

Исследовательский ракурс у книги необычный: автор изучает историю родного города через случайно сохранившиеся фрагменты архитектуры и городского быта. Как не странно, в Ярославле таких фрагментов сохранилось очень много: страховые таблички-клёйма, дворики с булыжными мостовыми, канализационные люки столетней давности и т.п. Почитаешь эту книгу, - и убеждаешься, что археология не обязательно подразумевает раскопы и работу с лопатой. Оказывается, есть в городской среде множество материальных анахронизмов, которые - в силу своей привязки к архитектуре и просто к комунальному хозяйству - продолжают существовать среди нас, а не уходят под землю, как какие-нибудь осколки керамики или монеты. Как следует уже из названия, автор собрал не менее 100 такого рода "деталей", каждой из которых посвящена маленькая глава данной книги. В своем очерке я размещаю фрагмент под названием "Лик в окне" (Деталь 82).

Collapse )

Литературоцентричный Воронеж

Россия, как известно, страна литературоцентричная (по крайней мере, считалась таковой до недавнего времени). И вот, по моим субъективным наблюдениям, нет в российской провинции другого такого города, как Воронеж, - за исключением, может быть, еще Вологды, - где бы так чтилась память поэтов и писателей, сколько-нибудь связанных с этим местом; где бы так совсем не по-провинциальному культивировалась история русской словесности.

Ниже я привожу краткий хронологический список тех персонажей русской литературы, что "отметились" своим проживанием в Воронеже.

Алексей Кольцов (1809-1842). Можно сказать, родоначальник воронежской литературной традиции. Сын местного купца-прасола, поневоле совмещавший участие в отцовском бизнесе с любимым занятием стихотворчества. При жизни им был выпущен один-единственный сборник поэтических произведений. Был знаком с А.С. Пушкиным и В.А. Жуковским. Умер от чахотки в родном Воронеже.
Иван Никитин (1824-1861). Схожая с Кольцовым судьба: сын торговца свечами, содержатель постоялого двора и при этом - поэт, автор стихов и поэм демократического содержания. Умер от чахотки в родном Воронеже.
Иван Бунин (1870-1953).Родился в Воронеже, в доме на Большой Дворянской (нынешний пр-т Революции, 3). Как рассказывал сам писатель: «Я родился в Воронеже, прожил в нём целых три года, а кроме того провёл однажды целую ночь, но Воронеж мне совсем неизвестен, ибо в ту ночь, что провёл я в нем, я его не мог видеть: приглашён был воронежским студенческим землячеством читать на благотворительном вечере в пользу этого землячества, приехал в темные зимние сумерки, в метель, на вокзале был встречен с шампанским, немало угощался и на вечере и перед рассветом был снова отвезён на вокзал к московскому поезду уже совсем хмельной».
Самуил Маршак (1887-1964). Знаменитый детский писатель родился в Воронеже (слобода Чижовка). В отличие от Бунина, о городе у Маршака сохранилось много ранних детских воспоминаний. Опять-таки, в отличие от Бунина, в родной город он даже на какое-то время (1914-1917) вернулся после нескольких лет странствий и переездов.
Осип Мандельштам (1891-1938). В Воронеж попал в результате ссылки после того, как на него поступил донос за чтение крамольных стихов про "кремлевского горца" ("Мы живем, под собою не чуя страны"). Воронежская ссылка (1934 -1937) была для Мандельштама исключительно плодотворна (цикл "Воронежские тетради").
Андрей Платонов (1899-1951). Родился в Воронеже (Ямская слобода. С родным городом связаны детство, юность и первые литературные опыты будущего писателя. Впрочем, в Воронеже начала 1920-ых гг. Платонов (тогда Климентов) был больше известен как специалист по гидрофикации и электрофикации.
Гавриил Троепольский (1905-1995). Автор повести "Белый Бим Черное ухо" (1971) - уроженец Тамбовской губернии, однако с 1959 г. и вплоть до своей смерти в 1995 г. жил в Воронеже (ул. Чайковского, 8).



ФОТО 1. Памятник великому русскому писателю Андрею Платонову был установлен в сквере на пр-те Революции в 1999 г. Автор работы - местный, воронежский скульптор Иван Дикунов. Сзади, на одном из двух пилонов золотыми буквами выгравирована цитата из рассказа "Старый механик": "А без меня народ неполный".IMG_8705.JPG


Collapse )

О песне "Когда я на почте служил ямщиком"

Давно было у меня желание - в рамках "ярославских" очерков - написать пост про старинную русскую песню из репертуара Сергея Лемешева "Когда я на почте служил ямщиком" Теперь, после очередной поездки в город на Волге, кажется, появился подходящий повод.

Кстати, при чем здесь Ярославль? Дело в том, что автором стихотворения, на основе которого позднее был создан песенный текст "Когда я на почте служил ямщиком" был Леонид Николаевич Трефолев (1839-1905) - ярославский поэт "некрасовской школы". Как и Н.А. Некрасов, Л.Н. Трефолев был выпускником Ярославской мужской гимназии, однако, - в отличие от своего великого земляка, - остался жить в родной провинции, где в разные времена работал редактором "Ярославских губернских ведомостей" и некоторых других местных изданий. На досуге Леонид Николаевич собирал материалы по краеведению и писал стихи, которые довольно быстро нашли всероссийское признание. В 1868 г. им было написано стихотворение "Ямщик" - своеобразное переложение на русский язык баллады белорусско-польского поэта Владислава Сырокомли (1823-1862), созданной еще в 1844 г. и носившей название "Pocztylion" ("Почтальон"). Тема этого произведения - нравственный конфликт в сердце молодого человека, служившего на конной почте и влюбленного в девушку, которую он в итоге потерял из-за того, что однажды пренебрег своим христианским долгом: скача на своем коне со срочной "эстафетой" в лютую непогоду, он сознательно проезжает мимо занесенной снегом женщины, которая, как окажется впоследствии, была его возлюбленной...


ФОТО 1. В 1958 г. в Ярославле память Л.Н. Трефолева была увековечена бюстом поэта (скульптор А.Н. Черницкий), установленного на высоком постаменте. На одном из барельефов последнего изображена финальная сцена "Ямщика".



Collapse )