Category: общество

Санкт-Петербург. Памятник Довлатову и улица Рубинштейна.

Про улицу Рубинштейна (до 1929 г. - Троицкая), наверное, имеет смысл написать отдельный, хорошо иллюстрированный очерк, который бы "вскрыл" все богатые культурные слои этого места, таящиеся под нынешней репутацией "ресторанной улицы": достойные образцы любимой мной архитектуры модерн; истории живших здесь людей искусства, начиная от композитора А.Г. Рубинштейна (1829-1894) и заканчивая художником Е.Г. Михновым-Войтенко (1932-1988). Само собой там был бы рассказ про легендарный Ленинградский рок-клуб (ул. Рубинштейна, 13). Может быть, стоило бы даже рассказать про историю с убийством М.В. Маневича в 1997 г. Сегодняшний пост - "проба пера", и посвящаю я его памяти писателя С.Д. Довлатова (1941-1990), в юности проживавшего по адресу ул. Рубинштейна, 23.

ФОТО 1. В 2016 г. здесь была установлена сложная скульптурная композиция: задумчивый Довлатов стоит в расслабленной позе и опершись могучим плечом о дверной косяк; слева от него расположен журнальный столик, на котором - зачехленный до поры до времени "ундервуд".



Collapse )

Из истории ленинской "монументальной пропаганды" в Москве



Формулировка "монументальная пропаганда", если верить А.В. Луначарскому, принадлежит самому первому председателю СНК. По свидетельству наркома просвещения, весной 1918 г. имел он доверительную беседу с В.И. Лениным; и тот довольно неожиданно обратился к тому фрагменту из "Города Солнца" утописта Томмазо Кампанеллы, где упоминаются "фрески", с помощью которых населению эффективно прививался гражданский патриотизм. В условиях современности, а также в условиях сурового российского климата это якобы могло стать "монументальной пропагандой", - т.е. роль средиземноморских "фресок" играли бы "бюсты или целые фигуры, может быть, барельефы, группы". Особое значение придавалось Лениным вербальному сопровождению - "кратким, но выразительным надписям" с качественным идейным содержанием. Сказано - сделано. Уже 12 апреля 1918 г. был подписан декрет "О памятниках Республики". В 1918-1919 гг. улицы Москвы были буквально наводнены памятниками тем, кого большевики считали своими прямыми или косвенными предшественниками (разброс широчайший: от Ж.-П. Марата до Ф.М. Достоевского). Также на стенах зданий появились рельефные изображения с теми самыми "надписями", - например: "Обществу, где труд будет свободным, нечего бояться тунеядцев" (П.А. Кропоткин); "Искусство есть одно из средств, которые служат объединению людей" (Л.Н. Толстой);  "Когда Сократа спросили, откуда он родом, он  сказал, что он гражданин всего мира" (Цицерон).

От этого "проекта" мало что теперь сохранилось, - по той простой причине, что почти все художественные работы создавались из недолговечного материала. Из скульптур до нас дошли только меркуровский Ф.М. Достоевский и его же аллегоризированная "Мысль" (обе из гранита). Из рельефных изображений - "Рабочий и Крестьянин" над входом в ленинский музей на Площади Революции и "Рабочий с колесом" на стене "Утра России". О нем и поговорим...

Collapse )

"Город с физиономией". Из "ярославских" писем И.С. Аксакова.

ИСА.jpg

Про Ивана Сергеевича Аксакова - сына известного писателя С.Т. Аксакова - и его эпистолярные "травелоги" я уже писал в связи с рассказами последнего об Астрахани образца 1844 г. В 1849 г. герой нашего очерка работал уже в Министерстве внутренних дел, - в качестве чиновника особых поручений был он послан в Ярославль с секретной миссией собирать материалы о тамошних старообрядцах и разного рода сектантах. Его письма, адресованные родным, полны рассуждений о новых знакомствах - не всегда приятных, - об обстоятельствах, сопутствующих его непростой работе и т.д. Из всего этого материала, читать который одно удовольствие по причине хорошего литературного языка автора, я отобрал лишь те фрагменты, которые имеют отношение к Ярославлю и ярославцам.

Collapse )

Сказки Васильевского острова

Для русской литературы 1829 год был не особенно богат на события. Главным "бестселлером" тогда стал роман "Иван Выжигин" одиозного Фаддея Булгарина - сочинение, может быть, и интересное, но из-за репутации автора обреченное на литературное небытие. Как показало время, историю родной словесности в том году было суждено украсить двум романтическим повестям - "Черной курице" Антония Погорельского и "Уединенному домику на Васильевском" Тита Космократова. По любопытному стечению обстоятельств местом действия обеих историй, - которые я позволяю себе здесь называть сказками, - был Васильевский остров.

Историческая справка. Отметим тот факт, что при Петре Первом Васильевский остров замышлялся ни больше ни меньше как административный центр С.-Петербурга. Здесь, например, были возведены здание Двенадцати коллегий, дворец всесильного А.Д. Меншикова, а также особняки других царских "птенцов" и некоторых царских родственников. Однако по разного рода причинам, обсуждать которые здесь не место, центр городской жизни довольно быстро сместился на противоположный берег Невы. На берегу же Васильевского острова был обустроен внешнеторговый порт, - и вот, то место, которое, согласно Генеральному плану (1717) Ж.-Б. Леблона, должна была бы населять придворная аристократия, стало быстро застраиваться приезжим торговым, ремесленным и служилым людом из Западной Европы: немцами, голландцами и т.д. Другую значительную часть населения Васильевского острова составили студенты, преподаватели и обслуживающий персонал четырех учебных заведений: Академии наук, Академии художеств, Сухопутного и Морского кадетских корпусов. Социокультурную обособленность этого района СПб отмечали еще в XIX в.: "Васильевский остров - это своего рода status in statu - отличается совсем особенной, пустынно-чистоплотной внешностью с негоциантски-коммерческим и как бы английским характером" (В.В. Крестовский); "Нечто вроде Латинского квартала в Париже, местожительство ученых и артистов" (А.И. Герцен).


Благодаря шведскому художнику Бенжамену Патерсену (1748-1815) у нас есть возможность увидеть Город на Неве таким, каким он был в самом конце XVIII в. В том числе увидеть один из уголков тогдашнего Васильевского острова. На иллюстрации внизу -  кусочек современной Университетской набережной (пересечение в районе 4/5 линий). Перед нами естественная пространственно-временная среда (хронотоп), в которой жили персонажи  "Черной курицы" и "Уединенного домика на Васильевском".
Бенжамен Патерсен.jpg


Collapse )

Воронеж. Парк "Орленок".

Территория нынешнего парка "Орленок" была когда-то плацем Михайловского кадетского корпуса (среди выпускников: журналист А.С. Суворин, революционеры Г.В. Плеханов и В.А. Антонов-Овсеенко). Потом была Гражданская война, которая не прошла для Воронежа бесследно (в 1919 г. город завоевывали сначала генерал Мамантов, а потом генерал Шкуро), и вот, переименованный в площадь III Интернационала, бывший плац стал некрополем погибших на полях сражений героев-красноармейцев. После ВОВ (1941-1945) он пополнился новыми захоронениями. Однако уже в 1954 г. территория военного некрополя была сильно сужена ради проекта мирного времени - создания городского детского парка. Свое название, адресующее к мифологическому образу героического подростка по прозвищу Орленок, парк получил позже - в 1980 г. Одновременно с этим на одной из аллей парка появился и сам Орленок - конная скульптура мальчика с горном...


ФОТО 1. "Орленок". Что ни говори, скульпторы И.П. Дикунов и Э.Н. Пак создали довольно смелое произведение. При строгом подходе, в современной России "оскорбленных чувств" и прочих "скреп" авторов можно запросто обвинить в пропаганде детской эротики. Между тем, скульптура является не просто "смелой", - в ней, как мне кажется, легко найти ссылку на петрово-водкинский шедевр "Купание красного коня".
IMG_8714.JPG


Collapse )

Скамья примирения

На улицах современных российских городов, власти которых озабочены (или делают вид, что озабочены) пропагандой семейных ценностей, вот уже лет, наверное, пятнадцать как воспроизводятся две одни и те же модели интерактивных памятников. Первый тип - дерево любви, на которое молодожёны (молодые жёны и молодые мужья тоже!) вешают ритуальные замки, символизирующие вечную любовь и такого же качества взаимную верность. Дерево любви - оно как бы для неопытных оптимистов. Его уравновешивает второй тип семейных интерактивных памятников, имя которому - скамья примирения. На ней сидят суровые реалисты (и реалистки!), которые ведут тяжелые и многоступенчатые переговоры, учитывающие интересы обеих сторон.

IMG_0379.JPG

P.S.
Фотография сделана 02.12.2017 в Костроме.

Cefalu. Porto vecchio.

Когда-то здесь был настоящий порт: причаливали и отчаливали рыбацкие суда, сновали нагруженные дарами моря грузчики, кипела торговля свежей рыбой... Ничего этого давно нет. На месте призрачного porto теперь вполне реальные spiaggia и marina. Вид однако остается по-прежнему живописным и даже, я бы сказал, в меру романтичным. Я имею в виду романтику в духе произведений Александра Грина. Ну, в общем, смотрите и делайте вывод сами.


ФОТО 1. Как видно невооруженным глазом, все прибрежные здания когда-то составляли единую крепостную стену. Я так понимаю, что, когда она начала разрушаться от времени, нижняя часть стены была использована как ground floor, на который начали надстраивать новые этажи теперь уже жилых помещений.
IMG_8152.JPG


Collapse )

Минск. Верхний город в фокусе.

Про минский Верхний город у меня есть два очерка:

В Минске. Верхний город.
Минск. Прогулка по Верхнему городу.


Гости столицы РБ сетуют на то обстоятельство, что в Минске слабо выражена т.н. уличная городская жизнь. Это не совсем так. Творческая активность горожан, разумеется, имеет место быть, но она, подчиняясь местным административным традициям (да у нас, в Москве так же!), направляется "невидимой рукой" в локализованное русло, to be funneled, - если употребить подходящее английское выражение. Локализуется искомая форма городской жизни в самом туристическом месте Минска - Верхнем городе.


ФОТО 1. На специально оборудованной платформе перед КЗ "Верхний город" (пл. Свободы, 23а) регулярно проходят выступления артистов самых разных музыкальных жанров. Вот и сейчас вышел на сцену вокальный коллектив и запел что-то душевное. Что именно, уже не помню...
IMG_9516 (26).JPG


Collapse )

Баку. Проспект Ататюрка.

В этом районе Баку я прожил почти целую неделю. Отсюда я ездил на метро (станция Гянджлик) в центр гулять по Ичери-шехер, отсюда тем же путем отправлялся за город - в Мардакяны и Сураханы. В советское время проспект Атаюрка назывался улицей Дружбы молодежи, которая уже тогда считалась самой зеленой транспортной магистралью Баку. Можно не сомневаться, что за четверть века нынешний проспект Ататюрка визуально претерпел определенные изменения, однако, - и это представляется важным, - своей парковой составляющей он нисколько не утратил.


ФОТО 1. Зеленая аллея с асфальтированной пешеходной зоной находится между двумя оживленными автодорогами. Здесь я ежедневно занимался утренними пробежками.
IMG_8904 (25).JPG


Collapse )

Сувенир из Азербайджана



Гранат - неофициальный символ Азербайджана. Примерно в том же смысле, в каком, например, тюльпан - неофициальный символ Турции. При всем при том, вполне официальная поддержка позитивного образа "короля фруктов" идет полным ходом вот уже одиннадцать лет: с 2006 г. в республике ежегодно отмечается Праздник граната (Nar bayrami). Фестиваль проводится в городе Геокчай - центре азербайджанского гранатоводчества - с 26 октября по 7 ноября и приурочивается к сезону сбора урожая.

Поделка из керамики, приобретенная мной в Баку, - это модель идеального с эстетической точки зрения граната: беспримесно-красный, гладкий, устойчивый, большой, с чашечкой напоминающей королевскую корону... Этот гранат можно поставить на видной полке где-нибудь на кухне и просто любоваться им. Впрочем, можно использовать еще и как вазочку для полевых цветов. Одно другому не мешает.