Category: общество

Санкт-Петербург. Памятник Довлатову и улица Рубинштейна.

Про улицу Рубинштейна (до 1929 г. - Троицкая), наверное, имеет смысл написать отдельный, хорошо иллюстрированный очерк, который бы "вскрыл" все богатые культурные слои этого места, таящиеся под нынешней репутацией "ресторанной улицы": достойные образцы любимой мной архитектуры модерн; истории живших здесь людей искусства, начиная от композитора А.Г. Рубинштейна (1829-1894) и заканчивая художником Е.Г. Михновым-Войтенко (1932-1988). Само собой там был бы рассказ про легендарный Ленинградский рок-клуб (ул. Рубинштейна, 13). Может быть, стоило бы даже рассказать про историю с убийством М.В. Маневича в 1997 г. Сегодняшний пост - "проба пера", и посвящаю я его памяти писателя С.Д. Довлатова (1941-1990), в юности проживавшего по адресу ул. Рубинштейна, 23.

ФОТО 1. В 2016 г. здесь была установлена сложная скульптурная композиция: задумчивый Довлатов стоит в расслабленной позе и опершись могучим плечом о дверной косяк; слева от него расположен журнальный столик, на котором - зачехленный до поры до времени "ундервуд".



Collapse )

"Город с физиономией". Из "ярославских" писем И.С. Аксакова.

ИСА.jpg

Про Ивана Сергеевича Аксакова - сына известного писателя С.Т. Аксакова - и его эпистолярные "травелоги" я уже писал в связи с рассказами последнего об Астрахани образца 1844 г. В 1849 г. герой нашего очерка работал уже в Министерстве внутренних дел, - в качестве чиновника особых поручений был он послан в Ярославль с секретной миссией собирать материалы о тамошних старообрядцах и разного рода сектантах. Его письма, адресованные родным, полны рассуждений о новых знакомствах - не всегда приятных, - об обстоятельствах, сопутствующих его непростой работе и т.д. Из всего этого материала, читать который одно удовольствие по причине хорошего литературного языка автора, я отобрал лишь те фрагменты, которые имеют отношение к Ярославлю и ярославцам.

Collapse )

Сказки Васильевского острова

Для русской литературы 1829 год был не особенно богат на события. Главным "бестселлером" тогда стал роман "Иван Выжигин" одиозного Фаддея Булгарина - сочинение, может быть, и интересное, но из-за репутации автора обреченное на литературное небытие. Как показало время, историю родной словесности в том году было суждено украсить двум романтическим повестям - "Черной курице" Антония Погорельского и "Уединенному домику на Васильевском" Тита Космократова. По любопытному стечению обстоятельств местом действия обеих историй, - которые я позволяю себе здесь называть сказками, - был Васильевский остров.

Историческая справка. Отметим тот факт, что при Петре Первом Васильевский остров замышлялся ни больше ни меньше как административный центр С.-Петербурга. Здесь, например, были возведены здание Двенадцати коллегий, дворец всесильного А.Д. Меншикова, а также особняки других царских "птенцов" и некоторых царских родственников. Однако по разного рода причинам, обсуждать которые здесь не место, центр городской жизни довольно быстро сместился на противоположный берег Невы. На берегу же Васильевского острова был обустроен внешнеторговый порт, - и вот, то место, которое, согласно Генеральному плану (1717) Ж.-Б. Леблона, должна была бы населять придворная аристократия, стало быстро застраиваться приезжим торговым, ремесленным и служилым людом из Западной Европы: немцами, голландцами и т.д. Другую значительную часть населения Васильевского острова составили студенты, преподаватели и обслуживающий персонал четырех учебных заведений: Академии наук, Академии художеств, Сухопутного и Морского кадетских корпусов. Социокультурную обособленность этого района СПб отмечали еще в XIX в.: "Васильевский остров - это своего рода status in statu - отличается совсем особенной, пустынно-чистоплотной внешностью с негоциантски-коммерческим и как бы английским характером" (В.В. Крестовский); "Нечто вроде Латинского квартала в Париже, местожительство ученых и артистов" (А.И. Герцен).


Благодаря шведскому художнику Бенжамену Патерсену (1748-1815) у нас есть возможность увидеть Город на Неве таким, каким он был в самом конце XVIII в. В том числе увидеть один из уголков тогдашнего Васильевского острова. На иллюстрации внизу -  кусочек современной Университетской набережной (пересечение в районе 4/5 линий). Перед нами естественная пространственно-временная среда (хронотоп), в которой жили персонажи  "Черной курицы" и "Уединенного домика на Васильевском".
Бенжамен Патерсен.jpg


Collapse )

Воронеж. Парк "Орленок".

Территория нынешнего парка "Орленок" была когда-то плацем Михайловского кадетского корпуса (среди выпускников: журналист А.С. Суворин, революционеры Г.В. Плеханов и В.А. Антонов-Овсеенко). Потом была Гражданская война, которая не прошла для Воронежа бесследно (в 1919 г. город завоевывали сначала генерал Мамантов, а потом генерал Шкуро), и вот, переименованный в площадь III Интернационала, бывший плац стал некрополем погибших на полях сражений героев-красноармейцев. После ВОВ (1941-1945) он пополнился новыми захоронениями. Однако уже в 1954 г. территория военного некрополя была сильно сужена ради проекта мирного времени - создания городского детского парка. Свое название, адресующее к мифологическому образу героического подростка по прозвищу Орленок, парк получил позже - в 1980 г. Одновременно с этим на одной из аллей парка появился и сам Орленок - конная скульптура мальчика с горном...


ФОТО 1. "Орленок". Что ни говори, скульпторы И.П. Дикунов и Э.Н. Пак создали довольно смелое произведение. При строгом подходе, в современной России "оскорбленных чувств" и прочих "скреп" авторов можно запросто обвинить в пропаганде детской эротики. Между тем, скульптура является не просто "смелой", - в ней, как мне кажется, легко найти ссылку на петрово-водкинский шедевр "Купание красного коня".
IMG_8714.JPG


Collapse )

Street art в Воронеже

В Воронеже я пробыл всего два дня. Специально образцы местного уличного искусства не искал, но если вдруг натыкался на оные, то прилежно фотографировал для своего журнала.


ФОТО 1. Конструктивистское панно от Petro Aesthetics (Петр Герасименко). Это не местный райтер, а "гастролер" из подмосковного Жуковского. Изображение можно найти по адресу: ул. Средне-Московская, 6.
IMG_8864.JPG


Collapse )

Скамья примирения

На улицах современных российских городов, власти которых озабочены (или делают вид, что озабочены) пропагандой семейных ценностей, вот уже лет, наверное, пятнадцать как воспроизводятся две одни и те же модели интерактивных памятников. Первый тип - дерево любви, на которое молодожёны (молодые жёны и молодые мужья тоже!) вешают ритуальные замки, символизирующие вечную любовь и такого же качества взаимную верность. Дерево любви - оно как бы для неопытных оптимистов. Его уравновешивает второй тип семейных интерактивных памятников, имя которому - скамья примирения. На ней сидят суровые реалисты (и реалистки!), которые ведут тяжелые и многоступенчатые переговоры, учитывающие интересы обеих сторон.

IMG_0379.JPG

P.S.
Фотография сделана 02.12.2017 в Костроме.

Баку. Проспект Ататюрка.

В этом районе Баку я прожил почти целую неделю. Отсюда я ездил на метро (станция Гянджлик) в центр гулять по Ичери-шехер, отсюда тем же путем отправлялся за город - в Мардакяны и Сураханы. В советское время проспект Атаюрка назывался улицей Дружбы молодежи, которая уже тогда считалась самой зеленой транспортной магистралью Баку. Можно не сомневаться, что за четверть века нынешний проспект Ататюрка визуально претерпел определенные изменения, однако, - и это представляется важным, - своей парковой составляющей он нисколько не утратил.


ФОТО 1. Зеленая аллея с асфальтированной пешеходной зоной находится между двумя оживленными автодорогами. Здесь я ежедневно занимался утренними пробежками.
IMG_8904 (25).JPG


Collapse )

Сувенир из Азербайджана



Гранат - неофициальный символ Азербайджана. Примерно в том же смысле, в каком, например, тюльпан - неофициальный символ Турции. При всем при том, вполне официальная поддержка позитивного образа "короля фруктов" идет полным ходом вот уже одиннадцать лет: с 2006 г. в республике ежегодно отмечается Праздник граната (Nar bayrami). Фестиваль проводится в городе Геокчай - центре азербайджанского гранатоводчества - с 26 октября по 7 ноября и приурочивается к сезону сбора урожая.

Поделка из керамики, приобретенная мной в Баку, - это модель идеального с эстетической точки зрения граната: беспримесно-красный, гладкий, устойчивый, большой, с чашечкой напоминающей королевскую корону... Этот гранат можно поставить на видной полке где-нибудь на кухне и просто любоваться им. Впрочем, можно использовать еще и как вазочку для полевых цветов. Одно другому не мешает.

Из истории советской топонимики

IMG_8381.JPG

Эта фотография сделана мной в столице Русского Севера - городе Архангельске. Как там в "Гамлете": "Что ему Гекуба? Что он Гекубе?"

Имя Карла Либкнехта по-прежнему пользуется в городах пост-коммунистической России странной популярностью - инертного, я бы сказал, характера. По статистике, населенных пунктов с улицами Карла Либкнехта у нас в стране более семидесяти. В своих осмысленных перемещениях я ходил по улицам с именем известного немецкого марксиста в Архангельске, Саранске, Тарусе, Туле, Сергиевом Посаде, Ростове Великом и Ярославле. В последнем из названных городов я даже жил на этой улице. В Архангельске, Саранске, Тарусе, Туле и Ярославле улица Карла Либкнехта существует в концептуальном соседстве с улицей Розы Люксембург. В Тарусе и Ярославле эти две улицы пересекаются перпендикулярно, образуя крест. Количество населенных пунктов, в топонимике улиц которых до сих пор сохранилось имя Розы Люксембург, приближается к сотне.

Имена Карла Либкнехта и Розы Люксембург объединены одним и тем же трагическим событием, произошедшим 15 января 1919 г. в Берлине: после провала "восстания спартакистов" два его главных инициатора были арестованы, избиты прикладами и расстреляны еще до того, как были доставлены в тюрьму. Это были настоящие "мученики" коммунистической идеи, культ которых (вспомним платоновский "Чевенгур"!) процветал в СССР 1920-ых гг. Соответственно, называть улицы городов Страны Советов их именами стали не просто из-за принадлежности последних к международному революционному движению, а как раз из-за их "мученического" статуса - по причине того, что они как бы "свидетельствовали" своей смертью о грядущей победе мирового пролетариата.

Collapse )

Осенняя прогулка по Абрамцево

Музей-заповедник Абрамцево - место, куда имеет смысл ехать в субботний (или воскресный) день, и лучше всего - на электричке. Отправляться - с Ярославского вокзала. Всего час с небольшим, и вот вы уже стоите на платформе одноименной станции. Дальше предстоит короткая прогулка через лесок, над спуском в долину Вори застроенный домами не особенно шумного дачного поселка, в котором с советских еще времен живут люди творческие, интеллигентные. Как говорится, место обязывает...

В истории усадьбы Абрамцево выделяют два основных периода: "аксаковский" (1844-1870), когда это место принадлежало семье писателя Сергея Тимофеевича Аксакова (1791-1859), и "мамонтовский" (1870-1918), связанный с именем нового его владельца - предпринимателя Саввы Ивановича Мамонтова (1841-1918). Оба этих периода представляют собой две эпохи русской культуры: первая - время классических дворянских усадеб, время Н.В. Гоголя, гостившего у Аксаковых в пору работы над вторым томом "Мертвых душ"; вторая - время умного буржуазного меценатства ("мамонтовский кружок"), объединившего в одном месте таланты таких разных художников как М.И. Врубель, И.Е. Репин, В.Д. Поленов, В.М. Васнецов и В.А. Серов

ФОТО 1. Усадебный дом с мезонином - в основе своей памятник русского деревянного классицизма - был построен еще в конце XVIII в., но при Мамонтовых подвергся существенной переделке.
IMG_7550.JPG


Collapse )